Памяти капитана Хорькова Александра Антоновича - Наш капитан - 07 11 1964

Автор
Опубликовано: 2816 дней назад (1 августа 2016)
Редактировалось: 1 раз — 1 августа 2016
0
Голосов: 0
Было около полуночи, а мы сидели в каюте капитана. Накурили так, что слова почти тонули в дыму. Это было обычное обсуждение дел.
- Ты не принимай недоделки! – кричал Антоныч.
- Ты сам видел, что мастера делали! - кричал я ему в ответ.
Так расстроились, что не заметили: разразился настоящий скандал.
- Погоди, а почему мы ругаемся? - спохватился капитан. Он спросил больше себя, чем меня.
Случилась действительно большая неприятность. Вышла из строя система охлаждения главного двигателя. В моей практике такое случилось впервые.
- Жаль, что придется дрейф потерять, - вздохнул Хорьков.
Вожусь у машины, и вдруг с мостика:
- Стармех, на связь!
Оказывается, капитан организовал "техническое совещание". На проводе был опытный механик, поговорил с ним, установил неполадки.
Меня всегда поражает в Александре Антоновиче деловая рассудительность, товарищеское отношение к каждому.
Войдет ко мне ни свет ни заря:
— Дай фонарик!
И пошел что-нибудь исправлять.
— Брось, Антоныч в технике копаться. Штурманская служба есть и
мы тут.
— Понимаешь, люблю точные приборы..
Если бы деньги платили ему за это беспокойство, я бы спрашивать не стал, зачем занимается лишним делом. Но однажды услышал, как говорил Антоныч другому:
— В жизни не молился на это, — и подбросил вверх монетку, поймал: - Тебе тоже не советую.
Капитаны разные плавают. Один сухарь, которого соль морская не ест. Иной - человечина, с которым, кроме как о море, говорить не о чем.
- А ты философ, Антоныч.
- Ошибаешься, я промысловик. Но мозгами подвигать не прочь, если есть повод.
И показал это на другой день после того, как помпу ввели в строй. Мы отправились на поиск. У Хорькова свой метод охоты за селедкой. Основан он на анализе всех сообщений, знаний о рыбе.
Стоят со старпомом в рубке.
Работает эхолот. Один говорит:
— Учти район промысла, погоду...
Другой.
— Время года, глубину, на которую сети ставить...
Смотрят на эхолот. Он давно «пишет рыбу". Но капитан советует:
- Не торопись старпом.
Оба впиваются глазами в показания прибора. В голове тысячи возможных вариантов. Неожиданно капитан изменяет курс.
Теперь — замер района, на котором обнаружен косяк. Все идет хорошо, но неожиданно уходим.
— В чем дело?!
Александр Антонович интуицией, опытом, сопоставлением поступающих данных определил, что в нескольких милях от нас должно быть рыбы еще больше.
— Рейсовый план в сети идет, — шутит он.
Верим. Так не однажды было. Другой, не мешкая, закинул бы сети — вытащил рыбку, сколько поймалось. А потом... в панике носился бы по волнам: нет рыбы!
— Давай радиограмму, — приказ радисту.
И летит в эфир сообщение соседям: нашли рыбу. Выходите на мой пеленг.
— Три правила не забывайте, ребята, — скажет капитан, спускаясь с мостика.
Я с разными плавал, но этот, кроме всего прочего, — неисправимый романтик.
— Капитана Немо помнишь? Он писал: море подвижно, судно подвижно, все, что в воде, всегда подвижно. В море нельзя быть одиночкой, жадничать.
И уже валятся за борт сети.
Настали напряженные смены. Видим только воду, рыбу. Капитан в спецовке и берете тут же. Лишь на переходе отдых, свободные от вахт в кают-компании. Говорить о селедке скучно: человек - предмет наших споров.
Пошел вот в рейс рулевой. С первых шагов по палубе давай хвастаться. Послушать — «морской волк», а не рыбак.
— Похвально, — сказал ему Антоныч и посмотрел на запись курса.
Там вместо обещанной прямой — температурный листок больного лихорадкой.
— Ну-ка, — капитан встал за руль.
На первых порах «морской волк" что-то говорил. После краснеть научился.
— Твоя профессия—тонкое искусство, — объяснял ему Александр Антонович, — ты обязан чувствовать судно. Приборам верь, смотри на них. Но ты сам устройство посложнее, поэтому раньше них замечай все изменения.
Парень вроде бы внял. В кают-компании стали замечать его люди. Потому, что Хорьков не высмеивал новичка — учил работать. Мы тоже это поняли.
И вот пришли в Таллин. Выловили 4155 центнеров рыбы. Снизили себестоимость каждого центнера рыбы на 4 рубля 16 копеек.
Антоныч мало говорит красивых слов — показухи не терпит. Но команда уважает нашего капитана. Он товарищ и человек.

В. ЖИБРОВ,
старший механик СРТ-4283.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!