НЕСУЕТНЫМ, РАСЧЕТЛИВЫМ ТРУДОМ – 20 06 1991

Автор
Опубликовано: 2320 дней назад (22 января 2018)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Хорош ли мастер обработки или нерадив — в любом случае помощник капитана по производству Михаил Литаврин привык держаться с подчиненным, соблюдая полную корректность. Замечание понадобится сделать — он голоса не повысит, облечет упрек в такие слова, которые бы не задели самолюбия человека. Да и зачем ему на людей кричать, даже если кто-то и провинился? Толковый специалист, справедливо полагает Михаил Михайлович и сам способен видеть свои просчеты, так что ни к чему лишний раз «давить» на его психику, ну, а доведись иметь; дело со слабым мастером, — тут толкуй, не толкуй, а проку от него все равно не добиться, впору только взять на себя часть его функций.
Со стороны посмотреть — поводов для выражения недовольства у всякого помощника капитана по производству на наших судах — тем более стареньких БМРТ — более, чем достаточно. Изнурительная это ноша — из года в год десятилетиями вести один и тот же процесс обработки рыбопродукции буквально вручную, дедовским еще способом. Да и сам факт продолжительной работы на видавших виды пароходах, лишенных даже минимума комфорта, способен кого угодно вывести из равновесия. Разнообразия ради моряки и стремятся время от времени менять типы судов, а с ними вместе и районы промысла, иначе нетрудно впасть в депрессию...
Михаил Михайлович Литаврин, несмотря ни на что, остается человеком уравновешенным. Пусть он и слывет опытным промысловиком, проявившим себя рачительным хозяином рыбцеха, завоевавшим, благодаря этому, признание и судоводителей, и производственников, но и, зная себе цену, Литаврин не спешит подыскивать для себя пароход поудобнее, либо рейс попрестижнее. Это пусть молодежь рвется на «супера» да «моонзунды» —его же вполне устраивает собственное положение. Не потому что он установил для себя «нижнюю планку», просто по натуре Михаил Литаврин — альтруист: работа для него есть работа — дело жизни, а удобства и выгоды суть элементы преходящие. ...Рейс на БМРТ-555 «Феодор Окк» был, на сей раз, прерван: поскольку промобстановка в СВА все равно не сложилась, судно решено было отозвать в порт на фумигацию. Часть экипажа не замедлила списаться: хочется ли, не отдохнув толком, на все лето застревать в очередном рейсе?! Михаил Литаврин, как, впрочем, и вся его команда — мастера Анатолий Щербак и Анатолий Вербицкий, списываться не стали. За отчетом за предыдущий рейс, когда экипаж работал на облове путассу и, используя полученную «напрокат» рыборазделочную технику, производил «спинку» добытого морепродукта, последовала подготовка к очередному выходу на промысел. Чего там, казалось бы, готовиться, когда и район промысла — СВА — уже им как бы обжитой, и сырье, предназначенное для обработки (макрурус), не представляет для него особой загадки? Стоило просто расслабиться перед очередным выходом в море, сэкономить силы — производственную тактику можно выстроить и на переходе к обозначенному району. Михаил Михайлович, между тем, уточнял планируемую выработку, объемы различных категорий обработки, мысленно уже соотносил, в какой период целесообразнее направить продукцию на разделку и когда она может быть более пригодной для спецразделки, продумывал, как все это может отразиться при использовании долевой системы оплаты труда. В рейсе наметки неизбежно скорректируются, но для него важно их иметь, чтобы во время производственного цикла уже не замыкаться на экономических расчетах, а непосредственно направлять и контролировать работу цеха. Знакомы ему мастера, которые людей боятся, поэтому даже с сильной подмогой Литаврин привык не самоустраняться от воспитательной работы. Сводится она, по большей части, к требованию элементарного: соблюдения технологической дисциплины. Каждые 10 дней — обязательная санобработка цеха; пересменка — значит, тщательная уборка рабочих мест (если у кого-то из матросов рыба валяется, то и у соседа настроение портится, отсюда далеко ли до потери производительности труда и его качества?). И, кажется, не в тягость Михаилу Литаврину постоянно напоминать об этом обработчикам. В нынешних условиях, несомненно, все труднее становится оставаться на собственных позициях. Всем уже ясно стало: самое выгодное — производить спецразделку. Но средства обработки все те же — шкерочный нож в основном, а объемы ее растут, растет и напряженность труда — как тут уследить за соблюдением правил?! Плюс к тому еще не следует сбрасывать со счета нынешний, отнюдь не оптимистический настрой моряков.
Для Михаила Литаврина данные обстоятельства не служат оправдательным мотивом для снисходительности к себе ли, к вверенному ли ему коллективу. Качество продукции для него не абстрактная величина, а некое мерило трудового потенциала специалистов. И в этом он солидарен с ведущими технологами объединения, да и с теми, чьи имена не столь часто склоняются в превосходных степенях. Со сколькими мастерами ему доводилось работать — всех не упомнить, а вот Николая Голуба чтит. Тот и самостоятелен в работе, и микроклимат в коллективе умеет создать подобающий — Литаврин доверяет ему, как самому себе.
Обмолвился по этому поводу — «может быть, из Голуба технолог получше меня получился бы...» В высказывании этом — известная доля скромности: сам он по уровню организованности недосягаем для многих из своих коллег. Несуетным, расчетливым трудом берет свои высоты Михаил Литаврин. В чем они видятся? В том, чтоб ни один рейс не оставлял в душе осадка неудовлетворенности собой.

Л. СТИШЕНКО
Фото автора
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!