Памяти СТМ-8349 Одоев и его экипажей. ЗА ЦЕНОЙ НЕ ПОСТОИМ? – 27 06 1991

Автор
Опубликовано: 2336 дней назад (22 января 2018)
0
Голосов: 0
О РЕЙСЕ В АТЛАНТИКУ В УСЛОВИЯХ СТОЙКОГО ДЕФИЦИТА И НАДВИГАЮЩЕГОСЯ РЫНКА, БЕЗ ИДЕОЛОГИИ И ВСЕЛЯЮЩЕМ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ НАДЕЖДЫ.

Отошли в прошлое помпезные рекордные рапорты о «победных показателях» передовиков. Никоим образом не хочу принизить тяжелый труд и мужество людей, уходящих на рыбный промысел, или усомниться в профессиональных качествах тружеников моря. Ими вносится большой вклад в развитие «Эстрыбпрома», от их работы зависит само существование объединения. Но копившиеся годами проблемы не решишь в одночасье. На рыбной отрасли отражается общий экономический упадок в стране. Да и мы все постепенно освобождаемся от гипноза пропагандистских лозунгов и призывов...
Беседуем с Матти Каском после только что закончившегося рейса СТМ-8349. Обстановка на промысле, хорошо знакомая по прошлым плаваниям в этот район Атлантики, и нынче благоприятствовала морякам: большие уловы ставриды и скумбрии, дорогостоящие каранкс и тунец... Экипаж «Одоева» вернулся домой, перевыполнив все плановые задания, а по выпуску разделанной продукции и изготовлению филе даже многократно. Но в голосе известного на флоте капитана слышатся нотки разочарования.
Кажется, что Матти Юханович устал от слов. И разговор начал особенно: если при демократии отсутствуют дисциплина, ответственность, не действуют законы, ведь это бедствие для народа. Наверное, у рыбаков ни одной страны нет такого беспорядка, неуправляемости в хозяйстве, как в Союзе. Нынче в рейсе с нами работали экипажи Черноморской флотилии. Так их суда неделями без дела на волнах покачивались: без топлива, без тары, о них словно забыли. Обычным становится выход экипажа на промысел с дефицитом топлива, продуктов питания. И любой капитан может оказаться в ситуации, при которой неизвестно, когда его судно получит то, что ему необходимо для работы, и получит ли вообще. В этом рейсе, если бы не помощь береговых служб «Эстрыбпрома», если бы не менялись суда между собой тарой, топливом, маслом, подчеркивает Матти Каск, то, возможно, и мы бы разделили участь южан.
Поскромничал капитан. СТМ-8349 не реже других рыбачивших по соседству эстрыбпромовских судов оставляли без той же гофротары или топлива. Но в положении: ждать или действовать, здесь предпочли активный поиск. Моряки рассказывают, что даже у фирмы «Эштрела Ду Map» «заначку» тары выхлопотали.
— В условиях тотального дефицита нам удавалось-таки раздобыть требуемое. Во многом благодаря опыту, инициативе капитана Каска, я бы сказал, его умению видеть на пять месяцев вперед, — говорит первый помощник Евгений Шилов. — Перед тем, как отправиться в Лиссабон, где стояло наше судно, сами загрузили 20 тысяч комплектов гофротары на БМPT-250, который и доставил ее на «Одоев». И себя обеспечили на длительное время, и с соседними экипажами дефицитом поделились. Не припомню, чтобы прежде были большие трудности с тарой, но сегодня ее нехватка стала острейшей проблемой. Считаю, что 250-й явился для всех нас спасением. Надо бы и другие старые суда переоборудовать под транспортные, раз нет собственных ТРов. Насколько мне известно, это уже сделано во многих рыбопромышленных объединениях.
— «Калининградрыбпром» отделился со своим транспортом. И в создавшейся ситуации вопрос пошел на выживаемость. — поясняет ситуацию заместитель генерального директора объединения Олег Спирин. — Выкручивались своими силами, как могли. Решено было использовать 250-й, другие попутные суда, следовавшие в район промысла наших рыбаков, для доставки и снабжения и продуктов. Удалось помочь экипажам семи судов. В общей сложности им довезли 450 тысяч комплектов гофротары (а это 38 процентов квартальной потребности), 450 тонн дизтоплива, 80 тонн масла, другое, с чем ощущались постоянные перебои. Эффективно, гибко действовали специалисты службы эксплуатации, производственного отдела, надежно сработали начальник морского агентства СМТО Альберт Зеленский, заместитель начальника МCC Шевкет Абдулаев.
Этих имен не знали на «Одоеве», но поддержку «Эстрыбпрома» моряки судна вспоминают с благодарностью. Не оборвалась связующая берега с морем. Не истощили, знать, политические баталии рыбацкой взаимовыручки. И шут с ней, с политикой. Ведь флот наш на рыбаках-профессионалах, грамотных и мастеровых, держится. Вот только надо ли омрачать их и без того нелегкую жизнь специально подобранным негативом? Есть и такая связь у экипажей с берегом. Посредством парткомовских бюллетеней. Впрочем, в последнее время наблюдается ослабление пропагандистского нажима. Говорят, многие вполне довольны получением исключительно футбольно-хоккейных обозрений, удостоверенных местным комитетом КПСС.
— Радиограммы из парткома, действительно, получали редко, — замечает Каск. — О жизни республики из них не узнаешь. Явно преобладает отрицательная информация. Бывает достаточно нескольких дней на берегу, чтобы разобраться, что она, мягко говоря; не совсем верная.
Не один капитан устал от слов. Сдается, многих притомила бесконечная череда словесных штампов. Не растворилось бы в них что-то более насущное.
У себя в объединении мы, кажется, вполне благополучно отказались от веры в мобилизующую роль социалистических соревнований. Худо-бедно освободились от них еще в прошлом году и без особых потерь. Сегодня уже само понятие «социалистический труд» многими воспринимается по меньшей мере странно. Избавляясь от гипноза слов, мы возвращаемся к первооснове: труд, он или есть, или его нет.
На СТМ-8349 «Одоев» трудились по-мужски крепко. Начиная с саморемонта далеко не нового судна, и хотя не велико оно размерами, но техники здесь не меньше, чем, скажем, на БМРТ или «супере», и везде нужны хозяйские руки. Не знали в те дни отдыха специалисты всех судовых служб: Олег Найвельт, Николай Киуру, Михаил Шульга, Валерий Царалунга, Альгирдас Кристутис, Владимир Детковский. Пришлось и проржавевшие, поеденные коррозией трубы латать. Вот только обида порой брала: нет бы еще при постройке судна более надежные цинковые трубы ставить, позднее многих проблем удалось бы избежать. И то верно, что всегда дешевле с самого начала грамотно все сделать. Теперь же за валюту покупают заморский суперклей, без которого те самые трубы не привести в надлежащий вид.
К промыслу экипаж приступил в конце января. И, верно, не ошибусь: рыба — единственное, чего в избытке хватало в этом рейсе. Исправно действовало налаженное траловое хозяйство старшего мастера добычи Наиля Бадыкова. Уловы поднимали солидные, но... целый месяц сидели на голодном пайке морозильщики — не хватало фреона. Как тут рыбу морозить? Ну, «рефы» — светлые головы, нашли выход. Он, кажется, уже в традициях команды «Одоева»: наметившийся дефицит компенсировать собственной изобретательностью и профессионализмом. Небольшой крен судна на левый борт позволил поддерживать в рабочем состоянии морозильные агрегаты. Рыбы, правда, не много морозили в тот период, но не пострадали ни механизмы, ни качество.
Большое количество сырья пускали на разделку, план по которой перевыполнили в четыре раза. Между прочим, на приспособлении, изготовленном местными умельцами кустарным способом. Соорудили его еще в позапрошлом рейсе для разделки сардины и тунца, вручную эти породы не обработать. Тогда в сутки выпускали но 8-10 тонн. Нынче усовершенствовали свое же изобретение (спасибо, Александру Бойко и Петру Скорко) и переделали его под разделку ставриды, и выдавали уже по 10-15 тонн ежесуточно.
Рекламаций на изготовленную продукцию на «Одоеве» не имеют. Это дело чести помощника капитана по производству Петра Скорко.
— У нас каждый матрос и добытчик, и обработчик, — говорит Скорко. — Станислав Базыльчук, Владимир Сомов, Виктор Долбичкин, Николай Волошин, Роман Чебанюк, другие от траловой лебедки переходили в рыбцех и здесь работали на совесть. Люди подобрались надежные, сколько рейсов вместе! Бывает, заметил, сходит парень рейс-другой и домой подается. Наши же «прописались» на море.
— Но верность наша крепко испытывается, — продолжает Петр. — Идет, скажем, готовая продукция, но нет под рукой тары, укладываем ее в так называемые пакеты ПХВ. Но последние предназначены для экспортных поставок. Поэтому когда достаем гофротару, приходится упрашивать людей, перетаривать продукцию. Уговоры действуют. Но разве это работа? Какой-то мартышкин труд...
Мы все живем в условиях сплошного дефицита. Обходимся тем, что еще пока есть. И рыбаки в море малым научились довольствоваться. Вот и Евгений Шилов, говоря о самодельных приспособах, изготовляемых моряками, заметил: «Не столько в подручных материалах дело, сколько голову иметь надо».
Голова очень даже кстати. Еще и для того, чтобы поубавить бьющийся еще недавно через край оптимизм по поводу успехов, удач, побед «любой ценой». Цены-то растут. Как бы труд, как рубль, не обесценить.
Сдержанно отзываются моряки об этом рейсе. Да, вы ловили и переработали рыбы больше, чем было предусмотрено планом, дали неплохую прибыль объединению. Но в нашей экономической реальности ликования неуместны. К месту честный, производительный труд, который не введешь приказом по судну. Все зависит только от самого человека, на него-то и надежда.
Думаю, у Матти Каска есть все основания рассчитывать на свою команду. Со многими из моряков он вместе работает с 84-го года, со времени получения судна из новостроя. Надежность людей не раз на деле проверена. То ли подобрались такие, то ли атмосфера на «Одоеве» благоприятствует. А может, хозяин на судне есть, умеющий потребовать и доброжелательный одновременно. Рассказывают, случилось как-то в рейсе, что все стиральные машины сломались, так капитан, кажется, из-под земли (или из вод морских?) две «Вятки- автомат» достал. Его стараниями есть на траулере импортные телевизор, «видик», магнитофоны.
С теплотой говорит Матти Юханович о своих людях:
— В этом рейсе впервые вышел с нами Михаил Васильевич Божко. Так ведь это настоящий земский врач, не нынешний узкопрофильный медик. Вот такие доктора и нужны на флоте, во всех болезнях разбирающиеся. Случись кому приболеть, он быстро на ноги поставит. К тому же Михаил Васильевич большой знаток целебных трав, он их и за границей прикупил.
— А как на флоте без первых помощников?
— Евгению Шилову, моему «комиссару», безработица не грозит. У него диплом радиоинженера, знания и опыт. По специальности и я бы его в рейс взял. А бездельники без профессии никогда на флоте не были нужны.
Да они никогда на «Одоеве» и не приживались, лодыри да лентяи. Не та здесь среда. Обвыкают лишь те, кто хочет и умеет работать. И это не слова - это состояние, в котором живут и работают рыбаки СТМ-8349.

Н. КРУТИКОВА

На снимках:
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Основная забота помощника капитана по производству Петра Скорко наладить качественный выпуск рыбопродукции. Отсутствие рекламаций на продукцию СТМ-8349 свидетельствует само за себя.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Как и другие матросы на «Одоеве», Роман Чебанюк и
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Виктор Долбичкин одинаково производительно работают при подъеме трала на палубе и в рыбцехе при обработке уловов.

Фото Р. ЭЙНА
Комментарии (1)
Рыбак Эстонии # 22 января 2018 в 10:45 0
Нисколько не удивлен подстрочником статьи Матти Каска! Этого человека при СССР "на руках носили" парторги, карьеру ему сделали. А тут откровенное передергивание всего на изнанку - лишь оклеветать СССР, партогов. У Матти Союз во все виноват?! Каски и Матти сделали все чтобы СССР рухнул и ЭССР стали буржуазной крайне националистической ЭР.