Памяти ПБ «Фридерик Шопен» и ее экипажей. В ТРАНСПОРТНОМ ВАРИАНТЕ – 21 11 1991

Автор
Опубликовано: 2317 дней назад (25 января 2018)
0
Голосов: 0
сделала первый рейс плавбаза «Фридерик Шопен», и что из этого вышло...

За 9 месяцев этого года флот «Эстрыбпрома» отстоял около тысячи судосуток. Главная причина — отсутствие горючего. На втором месте в этой последовательности простои из-за недостатка транспортных судов. Тоже немалое количество времени — 66 судосуток. Когда-то во времена увлечения централизацией транспортный флот республик, в данном случае речь идет о Прибалтике, объединили в региональной Калининградской флотилии. Но Литва и Латвия оказались прозорливее: создали на своих территориях филиалы. А «Эстрыбпром» — увы... Так наш транспорт ушёл в голубую морскую даль безвозвратно. Что с воза упало, то пропало: бессильными, восстановить справедливость, сейчас оказались и приказ министра и распоряжение других ответственных лиц. А объединение, лишившись своего транспортного флота, не могло не ощутить брешь в экономике. Цифру простоев по этой причине вы помните.
Если решение проблемы недостатка горючего лежит за пределами нашей территории, то недостаток транспортных судов можно как-то компенсировать собственными силами. Тем более, в период снизившейся добычи, когда часть флота стала ощутимо нерентабельной и в результате его естественного старения, и по причине невозможности силами и средствами объединения осуществить ремонт, полностью обеспечить флот всем необходимым для его стабильной работы. Так отразился на жизнедеятельности «Эстрыбпрома» развал и распад существовавшей системы.
Проблема занятости вставших на прикол судов — сложная в решении проблема. Сдать их в аренду, фрахт, законсервировать — предложений довольно много. Выделю одно из них — использовать часть судов в транспортном варианте. Прозвучало оно и на состоявшемся не так давно собрании начальников отделов и подразделений. Прозвучало, уже обретя конкретность и реальность. Но прежде конкретизирую саму идею: транспортными предлагается сделать обе наши плавбазы и три производственных рефрижератора. Одна из плавбаз — «Станислав Монюшко», простояв два с половиной месяца, принесла объединению два с половиной миллиона убытка. «Фридерик Шопен» провел четыре с половиной года в Клайпеде на капитальном ремонте. На днях он возвратился в Таллинн, сделав после ремонта свой первый рейс, но не в производственном, а транспортном варианте.
«Шопен» уже старичок, 26 лет бороздит моря и океаны. Мне сказали, что служить плавбазе осталось еще лет десять, и протянувшийся почти пять лет капитальный ремонт для нее последний. Причем начался он как ремонт текущий, со сроком полтора года, на западном СРЗ. Система уже сложилась, выпасть из нее чрезвычайно трудно. «Шопену» не удалось. Выглядит это так: сначала на ремонт выделяется сумма заведомо недостаточная, рассказывает капитан, завод она устроить не может, и это объективно. Судовладелец начинает процесс ее рассмотрения и корректировки, судно стоит. Потом у завода появляется масса срочной работы — заказов всегда больше, чем возможностей, а время идет, судно устаревает, ремонт текущий перерастает в ремонт капитальный. В случае с «Шопеном» сделан он был за шесть месяцев, это после того, как четыре года судно бесплодно проторчало в Клайпеде. Теперь ему предстоит «отработать» все затраты на ремонт, каждый день дорог. Но поскольку сроки ремонта бесконечно корректировались и отодвигались, заказать котлы за три месяца до завершения работ, как это обычно делается, не было возможности. И стояла бы плавбаза до января, не возникни идея сделать до установления котлов рейс в транспортном варианте.
Наверное, решила я, предложения относительно «Шопена» и этот рейс взаимосвязаны, началась реализация плана создания в объединении собственного транспортного флота. И ошиблась: существуют два факта совершенно самостоятельно. Подтвердил это и капитан плавбазы Евгений Михайлович Сахаров: рейс сделан с единственной целью: избежать дальнейшего простоя теперь уже в ожидании котлов. Экипаж удалось сохранить — основная часть его была с плавбазой в ремонте, а командный состав — полностью прежний, т. е. большинство люди, сознательно избравшие для себя именно это судно, готовые разделить успехи и неудачи. Так что решение идти в рейс без котлов как транспорт одобрили все. 3 сентября «Шопен» отдал швартовые.
Доставив топливо, гофротару и снабжение для десяти наших промысловых и подменных судов, в районе Нуадибу приняли рыбу у литовской и калининградской флотилий — емкости у плавбазы еще были. По дороге в Союз зашли в Лиссабон — судовладелец сообщил о возможности сдать там рыбную муку,— кроме того завезли в Ригу 157 тонн рыбьего жира. 28 октября плавбаза возвратилась в Таллинн. Итак, в течение рейса на борт было принято 4313 тонн мороженой рыбы, 1115 тонн рыбной муки, 150 тонн рыбьего жира, около 150 тонн утилевого снабжения. В сумме это более 6 тысяч тонн груза. Для сравнения: транспорт «Ботнический залив» берет около восьми.
Условия у экипажа, судно-то без котлов, оказались такими, в каких всегда есть место подвигу. Судомеханическая служба проявила изобретательность и на ходу «сварганила» установку для подогрева воды. Так что на гигиенические нужды теплой воды хватало, другое дело, что никакой другой, кроме теплой, из кранов уже не текло. В тропиках вдохнули жизнь в экипаж — погнали по каютам холодный воздух. Добиться горячего не удалось, и за Англией стало холодать. Раздали экипажу одеяла. Словом, это был рейс первопроходцев. Большой нагрузкой на службы легла и послеремонтная доводка, но рейс прошел спокойно, без сложных ситуаций, экипаж работал слаженно, тем более что значительная часть его уже ходила на транспортах. Были сформированы две бригады по 8 человек, но в погрузке участвовали все, включая подвахты.
Судовладелец рассчитывал на прибыль в 63 тысячи рублей, а «Шопен» взял сверх плана еще 1000 тонн груза. Для объединения, считает Сахаров, от такого рейса плавбазы большая польза: суда, ведущие промысел, не стояли, а то, что плавбаза взяла у них еще и утилевое снабжение, от которого отказываются другие транспорты, позволило разгрузить их промысловые палубы. Фланье оценил работу плавбазы на хорошо. Экипаж тоже положительно оценивает рейс. И, если плавбаза будет использоваться только в транспортном варианте, воспримет это без особых сожалений — считает капитан. Сделать из плавбазы транспорт — оказалось делом нехитрым. Полностью поддерживает использование плавбаз в транспортном варианте и начальник коммерческого отдела Николай Тихонович Савранчук. «Даже если будут небольшие убытки, плавбазы следует использовать как транспорт. Сейчас каждое судно берет на себя и топливо и продукты, плавбаза же одним рейсом обслужила 10 судов, так дешевле. Если бы это сделали другие транспортные суда, пришлось бы платить за заход валютой. Не завези «Шопен» снабжение, пришлось бы его посылать, а транспорт очень подорожал, подорожали топливо, масло, причем половина снабжения теряется в пути. Плавбаза, кроме того, взяла чужой груз, теперь фрахт за доставку очень большой, цены выросли в 2—3 раза. Да и негде им сейчас работать, плавбазам. Вон и «Монюшко» уже месяц без работы, на сегодня уже 3 миллиона убытка. Из двух зол надо выбрать меньшее». Но, считает, Савранчук, действовать следует гибко, не исключая полностью производственного варианта, ведь промысловая обстановка — дама капризная. И тут он солидарен с капитаном «Шопена».
Таковы плюсы. Да здравствует транспортный вариант!? Плюсы предварительные, которые столь же успешно могут перейти в категорию минусов, поскольку вообще никаких, даже предварительных, обсчетов предложения о переводе пяти судов в транспортный вариант не делалось, предупреждает начальник коммерческого отдела, предложения существуют сами по себе, а жизнь сама по себе, хорошо, что волей случая относительно «Шопена» они совпали.
Посчитаем минусы. Те кто «за» в качестве основного аргумента считают большую нерентабельность плавбаз, поскольку сырья для них не хватает все равно. Капитан же «Шопена», особенно не возражая против такого использования плавбазы, с мнением о ее нерентабельности не согласен. Она преувеличена, считает Сахаров, поскольку раскидывается на весь флот объединения по принципу: за себя и за того парня. Кроме того, у «Эстрыбпрома» нет своих кошельковых судов, говаривали мне, и последнее из них мы умудрились продать, а рыбу плавбазам приходится брать у чужих, так что сами понимаете... Есть и другие резоны. Устарела сама система обработки рыбы, многие годы плавбазы у нас используются очень узко, выдавая в качестве продукта в основном сырье. Николай Тихонович Савранчук привел красноречивый пример того, как оно у других. Не один год тому назад привез он в объединение ящик замечательных консервов, вкусных, красиво упакованных, и в больших баночках, и в маленьких. Делают их на такой же плавбазе, как наши. Так что возможности плавбаз в объединении далеко не исчерпаны. При правильной организации их использования, насыщении современными механизмами появится и рентабельность.
После ремонта на «Шопене» кое-что сделано: только морозильных шкафов вместо старых морозильных камер поставили шестнадцать. Вот вам еще один минус: будет стоять дорогостоящее оборудование, рыбцех, например. Капитан Сахаров, так мне показалось, душой за то, чтобы оставалась плавбаза — плавбазой. «Сделать из плавбазы транспорт не сложно»,— со вздохом заметил он, потом последовала длительная пауза. Лично мне она была понятна. Может быть это и выход — использовать плавбазы как транспорт. Но давайте вначале все-таки посчитаем. «Шопен» же тем временем отдают во фрахт, пока вроде бы на один рейс, до установки котлов.

Л. КУДРЯВЦЕВА.

На снимках:
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

старший матрос О. Аниковский.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

механик но системам И. Гаврилюк,

Фото И. ХМЕЛЕВА.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!