Памяти РТМКС-907 «Георг Лурих » и его экипажей. ДЕЛО - ЗА ТЫЛАМИ - 14 11 1991

Автор
Опубликовано: 2370 дней назад (25 января 2018)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Промысел рыбаки РТМКС-907 «Георг Лурих » начинали у берегов Чили, заканчивали его в промысловой зоне Новой Зеландии.
«Ходили кругами за рыбой. Период такой, что ведет она себя непредсказуемо — в зависимости от перепадов температуры воды. Вроде, и обнаружен косяк, и пора уже ставить трал, а она, эта рыба, доходит до кромки холодной воды и... начинает рассыпаться или резко меняет направление. Штурманам приходилось постоянно быть начеку, чтобы уследить за ней; ну, а они у нас подобрались подходящие (старпомом был Владимир Гребенев, второй помощник — Анатолий Кунегин), дело знают тонко. Начальника радиостанции взять — Андрея Овчинникова — он по своей части мастер. Связь надежно держал, информацию мы получали предельно полную, и гидрометеокарта составлялась довольно скрупулезная...
Повезло еще: был ход у судна (любо-дорого принять пароход у капитана-директора В. Серикова), механизмы не подводили, и стармех Александр Капустин свое заведование содержал в полной исправности...
И служба добычи. Быстро вошли в ритм ребята, так что получалось: рыбы на борту — сколько хочешь...»
Мой собеседник капитан-директор А. Чистяков не слишком охоч до разговора. С чего бы это? Экипаж с поставленными задачами справился. Судя по старым меркам, опирающимся еще на план, добыча рыбы шла по максимуму, и заморозка, производство филе и консервов превысили заданные нормы в добрые полтора раза. Есть, надо полагать, основания для полного удовлетворения. Так если бы!
Далеки от него рыбаки РТМКС «Георг Лурих», потому что если и числятся за ними определенные достижения, то дались они той же неоправданно высокой ценой — ценой огромного физического напряжения да еще вдобавок психологического прессинга.
Как не согласиться с Александром Вячеславовичем: «консервщики» формально признаются в объединении (или, по крайней мере, еще недавно безоговорочно признавались) ударной силой, так закономерно было бы ожидать соответствующего серьезного к ним подхода в отделах, замыкающихся на флот. И ожидают рыбаки. Неоправданно долго ожидают. И всякий раз, отправляясь в рейс, заведомо знают: нелегко будет "притираться», если на берегу не дано подобрать в службы — нет, какое там «своего», а хотя бы такого, о ком доподлинно знаешь, на что способен человек. И, как правило, возвращаясь из рейса, подытоживают: взяли бы план—по разделке, если б добытчики порасторопнее оказались; а то, напротив,— какой толк был добытчикам крутиться, когда технологическая служба совсем несостоятельной себя проявила?!
Сходная обстановка сложилась в экипаже РТМКС-907. Обидно капитану: уже на первой неделе добытчики поднимали на борт рыбы побольше, может, чем у капитанов Гончарова или Комарова, а обрабатывать удавалось едва 80—90 тонн (куда там до 160 тянуть, как у соседей!)
Искать виновных — только время терять. А оно и без того быстротечно, и покушения на него — со всех сторон.
С полмесяца учились обработчики, прежде чем наладилось дело в цехе. Да и насколько наладилось, если все равно не обошлось без многочисленных подвахт? Стоило, например, помощнику капитана по добыче Н. Аврамову появиться в цехе, как непременно бросалось в глаза разительное отличие организации дела от той, что налажена была на палубе: трудились обработчики неквалифицированно, безынициативно, чего на линии VMK ну никак не должно бы быть. В других условиях, справившись с разделкой и выпуском филе, могли бы нажать на производство консервов. Голубая мечта капитанов «моонзундов» — получать не традиционные 1,5 млн. банок, а все 3 млн.— вот он и экономический эффект был бы обеспечен. Но то — при условии, если технологическая служба на судне сложилась умелая. А в данной конкретной ситуации на нее никаких надежд не оставалось. Одно спасение — подвахты. Да еще механики-наладчики дело выручали, своевременно обнаруживая то, что не задевало внимания обработчиков.
Кадровый специалист Антс Кярт, уступив место первого механика-наладчика Сергею Воронину, сам вышел в должности второго механика-наладчика — было бы для экипажа выгодно. А Воронин, говорят, тем отличается, что умеет не просто грамотно ликвидировать неполадки, но способен в какой-то мере предвосхищать ход событий, что в технике значит — небеспризорная она...
«Оторван» кусок времени на обучение. Упущена часть его на получении рейсового снабжения. (Двое суток! Тоже проблема оскомину набила, тогда как, если повернуться к ней лицом, совсем нетрудно было бы снять ее остроту). А там еще минус шесть суток на пробежку в ЮЗТО за банкотарой, да двое на то, чтобы перегрузить ее с транспорта — разметало суда друг от друга в штормовую погоду... Мало того: 38 судосуток вычеркнуты из-за простоев в ожидании топлива. Итого сколько набежало? Солидно...
Морякам — что с того? Простои не по их вине образовались, и план, как водится в подобных случаях, скорректирован. На том бы и успокоиться. «Но ведь в чем суть? — толкуют они.— В том, как вместе выживать: флоту и тем, кто работает на флот (работает, а не просто «замыкается» на него).» И пусть себе ломаются верхние структуры — еще сильнее в таких условиях должны цементироваться параллельные. Только этого как не бывало прежде, так, увы, и нет. Одинаково пробуксовывает как комплектация экипажей (красивые строятся теории стабильности экипажей, а практика от них еще ох как далека!), так и порядок рейсового снабжения (существует он вообще?)
Как дальше быть? Ничего иного, похоже, не остается, как только полагаться на известную выдержку кадровых моряков. Капитан-директор А. Чистяков, по своему обыкновению, в ком признает классного специалиста, с того и спрос держит по большому счету. Сам «азартный» промысловик, он способен глубоко заинтересовать в выработке тактики лова штурманов. С добытчиками — на «вы» (если не в прямом смысле, то в переносном — точно так). «С промвооружением,— рассказывает Н. Аврамов,— чего не бывает? Тут рыба — а тут тебе неполадки с тралом. Понятно — капитан нервничает, но за Чистяковым такого не водилось, чтоб нагнетал на палубе обстановку, отношения складывались самые деловые и ровные. «Капитан по этому поводу: «Давить на добытчиков — какой в том резон? Николай Аврамов как помощник капитана по добыче, Евгений Никитин как тралмастер — умные, спокойные, авторитетные ребята. За ними дело не встанет».
Капитанское доверие, если сам капитан, к тому же, на работу «зол», способно возбудить в моряке рвение пуще бдительного надсмотра. Испытал это на себе и Василий Семигайло, бывший в рейсе еще в старой должности первого помощника капитана. А капитан, в свою очередь, оценил его крепкую поддержку во время перелета: «Парень у моряков как будто за няньку был: по каждому пустяковому вопросу они — к нему. Разъяснит им, растолкует, поможет. Терпеливый. И на подвахтах усердно работал — ни у кого бы язык не повернулся назвать его лишним в экипаже.
...Вот так. Пока есть в экипажах преданные делу моряки — держаться флоту. Еще бы на берегу надежные тылы...

Л. ПАНОВА

На снимке: первый механик-наладчик Сергей Воронин.

Фото Р. ЭЙНА
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!