ИЗ ПОКОЛЕНИЯ ПОМОРОВ – 03 06 1976

Автор
Опубликовано: 2170 дней назад (16 марта 2018)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Старший мастер добычи. Именно на его плечах лежит и организаторская работа в коллективе палубной команды, и умение распознать в каждом моряке, особенно новичке, характер, сметку, настрой на работу, умение в продолжительном рейсе обрести психологическую устойчивость. Он должен досконально знать промвооружение, особенности невода (стоимостью не один десяток тысяч рублей) от балпер и огонов до колец и светящихся буев...
И все это — пока не приведено в действие — дремлет на плече траулера, подогнанное, выверенное и бережно уложенное, как парашют. А многотрудный процесс добычи?.. Поскольку «отдавать невод» — значит отдавать его океану, хранящему в глубинах рыбные косяки, то он, океан, может не так-то просто вернуть его обратно, подвластный стихийным силам и капризному характеру ветров. Каждый замет, будь то самый удачный, когда невод за час с небольшим целым и невредимым взлетает на свое место, а в сливной увесисто ходит многоглазая, многотонная стая, или несчастливым, когда, например, дель опутывает кольца - словом, каждый замет - дело общее, коллективное, артельное. Удача - это то, что надо. Она радует, обнадеживает, требует повышения показателей - 30, 64, 75, 103 тонны, как это было в последнем рейсе на СРТР-9139.
Неудача, порыв, так называемый аварийный замет, - больнее всего отзывается в сердце старшего мастера добычи. Тогда вместо дрейфа с распущенным неводом в ожидании плавбазы судно отходит на край промыслового района. Идет спешный ремонт.
С Геннадием Демичевым — старшим мастером добычи СРТР-9139 мы встречались несколько раз. На судне, во время недолгого перехода, в двухместной каюте "дрифов", шел разговор о бытовых вопросах, об оперативности «колхозников» при сдаче уловов, о том, что перестала попадаться в уловах скумбрия и ставрида... В каюту вошел начальник радиостанции Владимир Стукачев и разговор коснулся учебы. Хозяин каюты Геннадий Демичев учится в восьмом классе Таллинской заочной школы моряков. Практика показывает, что заочники предпочитают в основном крупные суда — плавбазы, транспортные рефрижераторы, БМРТ. Там и определенный график работы, часто выходят преподаватели, да и учебный класс найдется. Но если уж учится моряк на маленьком судне, то на него сразу стоит обратить внимание. Ведь среди моряков бытует мнение, что молодежь, в общем-то, слишком опекают — «циркулярно» отправляют в классы, и что каждый; кто захочет учиться, всегда может самостоятельно освоить курс наук. Но вот возьмет иной учебники в рейс на СРТР, а неразвязанная стопка так и останется стоять в углу шкапчика.
Труд Геннадия Демичева, как ученика, вызывает уважение. Уважение и желание помочь. Как ему помогают, например, в рейсе старший механик Александр Бескаравайный, второй помощник капитана секретарь партийной организации Анатолий Михайлов. Когда тетрадь с письменными работами попала мне в руки, добросовестность выполненных заданий проявилась в верных, продуманных ответах.
На борт плавбазы Демичеву подняться не удалось. Он вышел на крыло траулера в высоких резиновых сапогах, шерстяной шапочке, оторвавшись от невода, канатов, рыбы, и лицо его — усталое, хмурое, озарилось (именно озарилось) чистой, радостной улыбкой. Представьте, вдруг, среди соленых будней к вам приходит милое, полузабытое — школа! Наша беседа была короткой. Каплер черпал рыбу лишь на четверть. Надо подобрать невод, подсушить сливную часть.
Геннадии Демичев плавает старшим мастером добычи с 1971 года. Многие моряки, безусловно, знают его. Иные вместе ходили в Северное море, другие — в район Джорджес банки. А вообще в «Океане» он трудится с 1959 года. И, конечно, навсегда осталось в памяти первое суд-
но, как первая любовь, — СРТ-4425. Уже в первом рейсе он заменил заболевшего боцмана. Разумеется, Демичев не был «человеком со стороны». К работе в море он был готов давно.
Вырос Геннадий на берегу Белого моря. В деревеньке, где он жил, в домах пахнет морем: рыбой, старыми сетями, сапогами, сшитыми из тюленьей кожи. Там живут поколения поморов, чья жизнь наполнена трудом и всеми теми занятиями, которые дает море. Геннадий, чуть окрепнув, чтобы можно было держать весла, выходил на карбасе с дедушкой и матерью. А уж с 16 лет стал парень членом рыболовного звена, на все лето оставаясь на тоне - небольшой прибрежной избушке, по окна занесенной песком. Ставные невода, умело поставленные опытными рыбаками, порой оказывались полны селедкой, треской, мой вой, горбушей, прижившейся здесь из низовьев Амура. И, наконец, добрым оказывался улов, когда в мелкой воде мелькнут тела семги — крупных и мощных рыб с темной спиной, серебристыми боками и белым животом.
Перед самым призывом в армию на ледоколе «Седов» побывал молодой помор в Гренландском море на промысле тюленей. Это была первая его загранка. После службы он снова на флоте (последняя должность — боцман на спасательном буксире), Геннадий Демичев трудится в «Океане».
Трал, дрифтерные сети, "кошелек»... Каждое из орудий лова он понял, понял, как оно соотносится с морем, как оно действует во время процесса добычи рыбы или хотя бы в период попытки добычи рыбы. Но выходят в море не пробовать, а добывать. И добытчики, возглавляемые Демичевым на «кошельках», и, наконец, на СРТР-9139, всегда оправдывали свое название.
С годами, бывает, портится у моряка характер. Становится он ершистым, нервным, заводится, как говорится, «с пол оборота». Но часто приходит и мудрое спокойствие, размеренность, неторопливость. В последнем рейсе старшему мастеру Демичеву пришлось потрудиться так, как в свои лучшие годы. Большую часть палубной команды составляли моряки, для которых кошельковый лов, несмотря на немалый рыбацкий стаж, был все-таки в новинку. Но - старший мастер уверен — коль рыбак закален, то специалистом он станет неплохим. И Юрий Чернышев, Владимир Азаров, Александр Овчинников и другие стали на места по промысловому расписанию. Сто заметов помогли освоить дело и лучше узнать друг друга. «Ежели покоренье кормщику напоказ содержится, а внутрь молва и мятеж, то ждет нас беспромыслица", — гласит одна из поморских заповедей. И старший мастер находил для каждого доброе слово и каждому умел помочь. Приятно взять 103 тонны, как было однажды в рейсе. Но сколько сил и энергии надо проявить при переборке и ремонте невода, отводя завистливо глаза от соседа и соперника по соревнованию, когда у того на замете лихо уходит в море целый «кошелек».
Последняя наша встреча на берегу, на судне, была короткой. После прихода предстояло вдоволь побегать по лестницам и кабинетам, чтобы отчитаться, выяснить, подписать документы, получить, пробить. Начинаются заботы и о предстоящем рейсе. Ну, а школа? Близок к завершению восьмой класс. Для последних зачетов по физике, математике почти все готово. В планах старшего мастера Геннадия Демичева — поступить в Таллинское мореходное училище по специальности добытчика.
Позади уже пройдено немало. Но старший мастер добычи Геннадии Демичев снова и снова будет выходить в море. И когда солнце едва скроется за горизонтом, и в вечерних сумерках судно выйдет на добрую стаю, по авралу все будут на своих местах.
И в тревожной, напряженной тишине прозвучит голос капитана: "Пошел невод"!

Б. Артюхов, преподаватель заочной школы моряков

Фото М. Никаноровой.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!