Памяти РТМС 7570 «Элва» и его экипажей. ЛЮДИ В ОКЕАНЕ - 17 10 1991

Автор
Опубликовано: 2274 дня назад (25 января 2018)
Редактировалось: 1 раз — 29 октября 2019
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Перед этим рейсом, который еще долго будут вспоминать в «Эстрыбпроме», мне удалось перемолвиться несколькими словами с Геннадием Самойловым. Капитан РТМС 7570 «Элва» выглядел озабоченно: беспокоил ставший хроническим дефицит топлива на промысле, неоправданно увеличили, по его мнению, нормы по переработке рыбы. Но готов был, что называется, выложиться до конца, чтобы выполнить производственный план...
РЕЙС начинался обычно. Отремонтированный в Лас-Пальмасе траулер 13 августа взял курс в Атлантику из порта Нуадибу. Рыбаки приступили к промыслу в Мавританской зоне. В ночь на 15-ое работала промысловая бригада мастера добычи Юрия Шагалина. Около часа ночи поставили второй трал. На мостике нес вахту второй помощник капитана Сергей Трощенко. Для большинства моряков это было время отдыха. Рыболовный траулер спокойно шел со скоростью 5 узлов. И в ночной темноте далеко были видны сигнальные огни на его рубке. Никто еще не мог знать о подстерегающей экипаж опасности.
Около трех часов «Элва» содрогнулась всем корпусом от сильного толчка. Затем последовал второй удар, третий. Глубокой ночью на судне раздался сигнал тревоги.
И в океане, оказывается, бывает тесно... На РТМС-7570 приближающееся судно запеленговали, когда до столкновения оставалось еще более 7 морских миль. Взяли под наблюдение. Огромная махина водоизмещением 120 тысяч тонн (для сравнения: водоизмещение нашего траулера всего 5 тысяч) рискованно приближалась со скоростью 17 узлов, не подавая никаких сигналов, не меняя курса. Сергей Трощенко пытается связаться с неизвестным судном по радио. Безуспешно. Расстояние между судами продолжает сокращаться. Остается четыре мили. На «Элве» вновь и вновь пытаются привлечь к себе внимание. По команде вахтенного штурмана матрос Евгений Макаров подает прожектором частые световые проблески. Тревожно звучат частые удары тифоном. Взмыли в ночную тьму три белые ракеты. Все тщетно.
Наконец, последняя попытка избежать столкновения: руль — лево на борт, аварийный ход вперед с вытравливанием ваеров трала. Но слишком неравные были скорости двух судов, маневренность 7570-го затруднял трал. К тому же «атакующее» судно имело длину более 250 метров (длина «Элвы» около сотни)... Три скользящих удара, пришедшиеся на правый борт супертраулера, пробили стальную обшивку, буквально вырвав куски корпуса и надстройки.
Геннадий Самойлов проснулся от страшного удара. В ту ночь он до половины второго был на мостике — шла настройка, наладка, пригонка промвооружения. И только когда убедился, что вахтенный штурман дело знает, а улов по всем признакам обещает быть верным, решил немного передохнуть. На какой-то час забылся сном и вот пробуждение: над головой искры, тело чем-то придавлено, едва успел с койки соскочить. Сколько времени нужно человеку, чтобы прийти в себя в столь экстремальной ситуации? Капитану Самойлову потребовались считанные секунды. Он уже на мостике — дает первый приказ: держать лево на борт! Зная, что у «супера» самое крепкое место кормовой транец, он его подставляет под возможный следующий таран. Чтобы, хотя бы таким образом, избежать дальнейших повреждений.
На «Элве» объявлена общесудовая тревога. Всем морякам надеть спасательные жилеты. А спустя какое-то время первая счастливая весть: жертв нет! Уже потом рассказывал один моряк, что, придя в свою каюту, решил было прилечь на диван, но почему-то передумал: лег на койку. А проснувшись ночью от удара и скрежета металла, видит — диванчика-то и нет. и огромная дыра зияет в переборке каюты...
В ночь на 15-ое августа правый борт РТМС-7570 был насквозь пробит носовой частью балкера «Финтиас», принадлежащего либерийской компании и шедшего под греческим флагом с греческой же командой.
— Скажи, а не страшно было тогда? — спрашиваю у помощника капитана Анатолия Савченко.
— Главное, что не было паники. Действовали быстро и четко. К тому же при столкновении не пострадало судовое электроснабжение, иными словами, на «пароходе» был свет. И это действовало ободряюще. Мои ощущения? Первое, о чем подумал: сели на мель. Подумал также: раз нет крена, значит, судно не дало течь. Что само по себе уже обнадеживало. Впрочем, ситуация прояснилась за какие-то минуты.
Им, действительно, повезло (если такая оценка вообще уместна в столь драматической ситуации): все удары пришлись выше ватерлинии, океанская вода не пробилась в трюмы траулера.
— Мы начали подъем трала, — продолжает Анатолий. — Улов был большой. Но капитан приказал отрезать куток, дабы избежать непредсказуемого крена. О размерах и месте пробоин мы тогда еще не знали. На всякий случай для лучшей устойчивости судна смыли за борт рыбу из бункеров.
В районе происшествия находился другой супертраулер объединения — РТМС-7576 «Харку». Он снялся с промысла и подошел к «Элве», предлагая свою помощь. На борт 7570-го прибыл флагманский капитан Арво Таккинг.
Но диалога с греческим экипажем не получилось. Капитан «Финтиаса» категорически отказался следовать в порт Нуадибу для разбора дела. Балкер, незначительно пострадавший от столкновения, пошел своим курсом — на Роттердам. А «Элва» малым ходом в сопровождении 7576-го направилась в мавританский порт. Уже там, в Нуадибу, капитан Самойлов сделал заявление о морском протесте.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ. ПОДСЧИТЫВАЕМ УБЫТКИ
Скоро уже два месяца, как РТМС-7570 ремонтируется на судоверфи в Авейру. Посредничество взяла на себя португальская фирма «Америго Лопеш». В ожидании расследования дела и международного суда за ремонт платит «Эстрыбпром», а это около 300 тысяч долларов. И сколько еще потеряет объединение, лишившееся на несколько месяцев дохода от работающего супертраулера ? Известно, что только за месяц работы такое судно может изготовить товарной продукции на сумму порядка двух с половиной миллионов рублей. Ремонт 7570-го закончится в конце октября, и судно выйдет на промысел. Но предстоят еще судебные расходы.

СТРАХОВАТЬ ВЫГОДНЕЕ?
Происшествие в Мавританской зоне попросила прокомментировать специалистов службы мореплавания.
Подобное с нашими судами случается едва ли не раз в 30 лет. По тяжести же это первое за всю историю «Эстрыбпрома». Но, если бы «Элва» была застрахована в международной компании (к примеру, в британском Ллойде — самом авторитетном в мире), то все убытки объединению были бы возмещены немедленно.
Разумеется, страховка дело дорогое. Но почему бы не внести страховой взнос в статью эксплуатационных расходов судов? Именно так поступили в Эстонском морском пароходстве. Мы, кстати, неоднократно поднимали этот вопрос. Может быть, стоит его решить, не дожидаясь новых несчастий?

Н. КРУТИКОВА

НА СНИМКЕ: РТМС-7570 «Элва» после столкновения.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!