ЭИ-4590 СРТ-4590

ЭИ-4590  СРТ-4590 

Рейтинг: 0

Просмотров: 1677

20 ноября 2013

Рыбак Эстонии

Открыть оригинал

Вернуться к альбому
Вернуться к списку альбомов
Код для вставки на форумы:
Комментарии (3)
Рыбак Эстонии # 21 ноября 2013 в 12:21 0
1958 4590 24218 СРТ-4590 UJGH(65-80) БОРФ Таллин(65-80) ЭИ-4590 исключен и разобран в СССР в 1982г.

Последний из семейства СРТ. На флоте его называли судном с "золотым килем", потому что за весь эксплутационный период он никогда не возвращался в порт без плана, независимо от того, кто им командовал. Все капитаны СРТ 4590 внесли свой достойный вклад в развитие рыбной промышленности республики:
Г. Иванов-Левинзон
Олег Михайлович Ровбут .. А. Рысаков



""


СРТ 4590. Капитан в центре Олег Михайлович Ровбут в середине, Г.С. Иванов-Левинзон слева


В 1959 году выпускники ТМУ А. Емельянов и А. Сенин ушли с рыбаками матросами на СРТ 4590 в Северную Атлантику, а позже Витя Дурнев, Женя Нигородов и В. Пикат.

Закончив продолжительный зимний рейс, они в ресторане "Ранна Хооне"
продемон- стрировали такую филигранную технику жонглирования суповой
тарелкой, что местные посетители приняли их за артистов Московского цирка. И через тридцать пять лет капитан Евгений Нигородов говорил: "Ты знаешь, в Норвежском море пять баллов -- штиль!"

В 1963 году
Капитан Токмаков (Ровбут)
Старпом Анатолий Евсеев (Пяткин)
Старший мастер добычи Волут Сарике
Бригадиры смен Ювеналий Кощеев, вили Саммельсельт, Анатолий Зыбин
Стармех Владимир Степанов
Повар Валерий Скопин
Боцман Юрий Константинов
Мати Ребане, Альберт Лепсалу




Как минимум с 1962 по 1964 год беспартийный капитан судна Олег Михайлович Ровбут .. в его экипаже
2 помощник В. Пяткин

Сменщиком капитана О. Ровбут с 1963 года был капитан-комсомолец Токмаков, пожинавший все лавры успехов сдвоенного экипажа до 1964 года.

""

Капитан В.Е.Токмаков - 15 марта 1963 года, в экипаже Токмаков были
старший помощник капитана Анатолий Ефимович Евсеев. Закончил Батумское мореходное училище. Ему 25 лет.
Второй помощник капитана Виктор Иванович Сауленко - однокашник и ровесник Евсеева
Позднее третьим помощником был Эндель Суси,
третьим механиком - закончивший тоже ТМУ Велло Тоомела.
Э.Суси заменил Вольдемар Пикат, Таллиннское мореходное училище.

""

Вольдемар Пикат.

Позднее середины 1964 года Ровбут ушел капитаном на танкер Выру. Скоро и Токмаков сбежал с 4590 и некоторое время капитаном был Л.Сангель.


""

Л.Сангель.


В 1965 году парторганизации потребовались новые примеры трудового героизма и герои соцтруда, и образовалась новая удачная капитан-спарка Сангель Л. и Токмаков В. Е. - оба партийные и оба прославленные в прессе и в верхах... не в пример вечно замалчиваемому беспартийному Ровбут Олегу Михайловичу, который своим успешным трудом портил всю картину исключительно партийного лидерства.
В 1970 году капитан Смородин
Рыбак Эстонии # 2 декабря 2013 в 15:55 0
Юрий Рястас вспоминал ...

НА СРТ 4590

15 марта 1963 года экипаж капитана В.Е.Токмакова выходил в рейс пассажирами на производственном рефрижераторе "Советская Родина",

""

чтобы в море принять свое судно СРТ 4590 и продолжить на нем рейс. Мы были размещены по каютам рефрижератора. Моим временным пристанищем стал диван в каюте третьего электромеханика, который я использовал по прямому назначению, и в результате продолжительного и тяжелого перехода к Лофотенским островам у меня на спине появились пролежни.
Наконец достигнут конечный пункт перехода. "Советская Родина" оборудовала правый борт, к ней сразу ошвартовался СРТ 4590. Вид у него был невзрачный, борта и надстройка обшарпаны, но в море это нормальное явление. Никогда не видел и не слышал, чтоб во время рейса на промысловом судне производился косметический ремонт.
Со своим неразлучным чемоданом я сеткой переправился на СРТ и начал прием штурманского заведования: карты, книги, часы, флаги, пиротехника, навигационные и гидрометеорологические приборы, ракетницы. Обнаружил, что "распит" главный компас, или точнее, из него была выпита жидкость, причем сделано это по-варварски. Обычно, выпивая жидкость, котелок наполняли водой, чтоб не испортить картушку. В данном случае воды не налили, картушка пожелтела и потрескалась. Случаи распития жидкости из компасов известны со времен парусного флота, и тогда виновного подвешивали на рее. В наше время подобные жестокости изжиты, к сожалению.
Я должен был принять решение: либо записывать в акт приёмки факт отсутствия жидкости, за что третьего помощника на берегу ждали неприятности, вплоть до лишения рабочего диплома на определенный срок, либо написать, что всё о'кей и принять всю ответственность на себя, а с приходом в порт попытаться вывернуться из этой сложной ситуации. По простоте своей написал в рапорте: "Замечаний по заведованию нет". Возможно, каждый на моем месте поступил бы так же.
СРТ 4590 - последний из семейства СРТ. На флоте его называли судном с "золотым килем", потому что за весь эксплутационный период он никогда не возвращался в порт без плана, независимо от того, кто им командовал. Все капитаны СРТ 4590 внесли свой достойный вклад в развитие рыбной промышленности республики: Г.Иванов-Левинзон, О.Ровбут, А.Рысаков, Л.Сангель.
Перегрузив снабжение, промвооружение, продукты, распрощались, отошли от борта "Советской Родины" и легли курсом на Большую Ньюфаундлендскую банку. Шли по счислению в гордом одиночестве. Правда, мудрые столоначальники для прикрытия собственного зада придумали бумажный кранец в виде "Правил совместного плавания", в соответствии с которыми в зимнее время СРТ предписывалось переходить океан парами. Умное само по себе решение, но чаще получалось иначе. При выходе из порта назначались напарники. Случалось, что напарники друг друга и в эфире не прослушивали, но в диспетчерской сводке исправно доносили: "Следую совместно с СРТ...".
Как всегда, зарываясь носом в волну, плавно переваливаясь с борта на борт, извергая из трубы снопы искр, великий "труженик моря" СРТ бежал на промысел, а в такт качке на вантах болталась коровья туша. Практика крепления мяса на открытом воздухе не нова. На СРТ летом мясо засаливали, а зимой возили на вантах. Безбрежные голубые просторы Атлантики заменили колхозным коровам прижизненные зеленые луга. Привязанную к вантам тушу обдували ветры всех тридцати двух румбов, покрывали туманы и омывали волны, припорашивал снег, и потом переваривали язвенные рыбацкие желудки.
А теперь немного о судовом якоре, который является символом надежд. Однако у нас при переходе через океан якоря превращались в орудия мучительных пыток. От их постоянных ударов по корпусу создавалось впечатление, будто они бьют прямо по голове

Во время работы над книгой мне совершенно случайно попался обрывок газеты "Рыбак Эстонии" с корреспонденцией А. Квашнина и Н.Соловьева "Герои промысла" - о трудовых успехах судов под командованием Виталия Нечитайло
""


В. Нечитайло

и Сергея Хорохонова.
""


Сказано там и о нашем экипаже. Позволю себе привести несколько строк из этой корреспонденции: "Почетного звания удостоен и СРТ 4590, возглавляемый комсомольцем Валентином Токмаковым. Поддержав почин дальневосточных рыбаков, экипаж этого судна дал слово добыть в два раза больше рыбы на каждого члена экипажа, чем предусматривалось годовым планом. По инициативе партийной организации на судне был введен круглосуточный лов. С этой целью были созданы две сменные бригады. Одну возглавил секретарь партийной организации Ювеналий Кощеев, вторую - старший мастер добычи Валлут Саарике.
Работая по-новому, экипаж добыл в два раза рыбы больше, чем предусматривало рейсовое задание, досрочно завершил годовой план. Себестоимость одного центнера рыбной продукции снижена на 6 рублей.
Передовики промысла щедро делятся опытом, оказывают практическую помощь товарищам по работе...".
Прочитав заметку, я улыбнулся, вспомнив своих соплавателей и то, как это было на самом деле. Через толщу лет не хочу обвинять авторов: "Эх, вы! Не могли написать правду?". Конечно же, никакой бригады старший матрос-бондарь не возглавлял. Что же касается самого Ювеналия Кощеева, то он - отличный моряк и верный товарищ, маленького роста, очень подвижный, успевал всюду. Тридцать два года жизни он отдал морю, начав в 1956 году матросом. Став старшим мастером добычи, трудился под кошельком с капитанами С.Ф.Башкатовым и А.Е.Евсеевым. Четыре года работал в республике Гвинея-Бисау. Награжден двумя орденами.
СРТ 4590 в июле выполнил годовое задание и стал первым судном этого типа в базе, выловившем свыше 10000 центнеров.
Матросы шкерили рыбу, а за кормой стелился кишечно-печеночный шлейф. Жаль было смотреть, как тонны дефицитной тресковой печени выбрасывались за борт. Судов, на которых её перерабатывали, еще не было. СРТ тянул трал, матросы шкерили, а "рыбкин", как фокусник размахивая руками, солил, солил, солил... И так день за днем.
Однажды начали выборку трала, в кутке была только камбала. Вывалив её на палубу, обратили внимание, что рыба покрыта красными пятнами. Пошкерили и засолили, а через два дня пришло указание срочно выбросить улов с красными пятнами за борт, факт записать в судовой журнал. Всё это выполнили, гадая, в чём дело.
...9 апреля 1963 года из гавани Портсмута вышла на ходовые испытания после отстоя самая современная подводная лодка ВМС США "Трешер" (" Морская лисица"), которую окрестили еще "смертельным охотником". Торпеды, оснащенные атомными боеголовками, отсутствовали. Лодку сопровождал специальный катер "Скайларк". Экипаж субмарины насчитывал 12 офицеров, 96 старшин и матросов, а также 4 офицера Портсмутской верфи, 17 гражданских специалистов, всего 129 человек.
10 апреля в 09.13 с лодки поступила тревожная весть: "Есть некоторые проблемы. Угол положительный ... вертикаль ... Пробую продуть ... Буду информировать..." В 09.17 пришло последнее сообщение, которое не поддается расшифровке: "900 ... север".
В результате поисков обнаружены обломки легкого корпуса, атомный реактор найден не был, для успокоения общественности сообщили, что он не опасен.
Существует ли между красными пятнами на теле камбалы и гибелью "Трешера" прямая причинная связь, остается загадкой...
Шли мы как-то с тралом на банке Флемиш-Кап, где окунь валил валом - успевай ловить. Свистнул на мостик моторист Гриша Балацкий из машинного отделения: "Хансыч, ты, наверное, доской кабель подцепил, машина греется". Гриша очень рассудительный и спокойный парень, говорил медленно, обдуманно. Пройдет много лет, и я случайно встречу старшего механика Григория Калиновича Балацкого.
А тогда я свистнул капитану: "Не зацепили ли кабель?"
- Хансыч, ты зацепил валун, нет тут кабелей. Бери трал! - спокойно сказал Егорыч.
Начали выборку трала, ваера скрипели, как полозья саней в морозную погоду. Когда доски еще были в воде, справа раздался звук, похожий на хлопок от сверхзвукового самолета. В воздух взметнулся ярко-красный фонтан - куток, туго набитый окунём, и пространство вокруг было усеяно, словно маковое поле, окунями. Хлопок объясняется биологическими особенностями окуня, который резко реагирует на изменение давления: у рыбы выпучиваются глаза, а желудок выбрасывается наружу, и каждая рыбина увеличивается в объеме. Потому куток и выскочил из воды.
Скоро мы заметили, что за нами "охотятся": поблизости постоянно следует СРТ. И однажды, когда мы выбирали трал, он вызвал нас на связь. Их капитан поведал, что ловить осталось немногим больше месяца, а они ничего не добыли, и просил пересадить к ним на судно нашего мастера добычи. Егорыч успокоил капитана: "Добро, поймаешь столько, что все планы выполнишь".
На плотике переправили улыбающегося Арнольдыча, и почти сразу люди на палубе этого СРТ забегали, а еще через несколько минут Валлут вызвал нас на связь. Скрипя от возмущения зубами, он прокричал: "Они, курва-мать, тоски перепутали!". Следовало понимать, что те рыбаки вместо кормовой доски поставили наоборот - носовую.
По совету Валлута неудачник СРТ (он был из рыболовецкого колхоза) пошел в кильватер за нами, и когда они выбрали свой трал и высыпали улов на палубу, радости их не было предела. Колхозники сделали с Арнольдычем четыре успешных траления, он вернулся на судно и еще долго возмущался: "Они тоски перепутали!".
Самый радостный день для рыбака - получение почты. Те, кому не написали, довольствовались журналами "Огонёк" и "Крокодил" или газетами "Советская Эстония" и "Рыбак Эстонии". Валлуту писем никто не писал, и он их ни от кого не ждал. Обычно он усаживался рядом, клал свою тонкую руку на плечо получившему письмо и с серьезным видом спрашивал: "Ну, сто вой кобыла писет? Ребятиски телеска есё не нуздается?" ("Что тебе пишет твоя женщина? Детская коляска еще не нужна?").
Рыбак от бога, он был совсем не простым человеком, в нем удивительно сочетались душевная доброта и необузданная вспыльчивость. Прихватит кого-нибудь за здорово живешь, потом мучится угрызениями совести: "Я циханулся, курва-мать!". Кредо его жизни - рыба, только в ней он находил радости жизни. Его настроение прямо зависело от количества пойманного, при виде рыбы на палубе он радовался, как дитя, получившее долгожданную игрушку...





Читая эти строки, опытный промысловик может улыбнуться: как складно у них всё получалось. А между тем черная полоса докатилась и до нас. В районе работала группа испанских судов, построенных одной верфью. Название у всех начиналось на "Santa", то есть "Святой", за что их прозвали "Флотилия всех святых". Хотя в действительности они не были так уж безгрешны. Длинный и узкий корпус такого судна напоминал самолет "Мессершмитт". Паровая машина на 1700 л.с. и мощная лебедка давали им явное преимущество, чем они, к сожалению, часто пользовались. Отсутствие в то время дипломатических отношений с Испанией и несоблюдение испанцами правил совместного ведения промысла ставили наши суда в тяжелое положение.
Однажды во время траления к нам с кормы, словно "Мессер" в хвост, пристроился "святой, а догнав и сцепив тралы, начал выборку своего. Когда наш ваер пришел на их планширь, детина с рыжей бородой ударил по нему огромным топором, и ваер упал в воду... "Святой" сделал свое черное дело.
Но не всё коту масленица. Начальником экспедиции был плотный мужик тоже с рыжей бородой, Иван Александрович Агеев,
""

и решил он раз и навсегда отучить "святых" от дурных привычек по отношению к атеистам. Перед снятием в порт один БМРТ вытравил за борт тяжелый грунтроп без трала на ваерах по 400 метров и начал "свободную охоту" на испанцев. Зацепив одного, он пошел на сближение с другим; и в это время на рыбацкой волне раздался истерический крик: "Иван! Прекрати! Мы больше не будем обижать ваших малышей". Неизвестно, знали они имя Агеева или по привычке называли всех наших Иванами, но нас они после не трогали, пошла им на пользу наука "Дяди Вани" - клин клином выбивать...
В редкие бестуманные дни небо было темно-серым, а низкие облака, казалось, зависали над самыми ноками мачт. Кристаллики влаги блестели в воздухе. При хорошей видимости работа доставляла удовольствие, и матросы на палубе во время шкерки могли рассказать веселую байку, а туман нагонял на всех тоску.
Работа в тумане вызывала у штурманов нервные перегрузки. Проводя на мостике четыре часа, под постоянный надрывный вой судовых тифонов, штурман покидал мостик совершенно очумевшим. А как и чем измерить нервную нагрузку на капитанов, которые порой находились на мостике сутками? Кто способен это объективно оценить? Только годы спустя было заявлено: "Труд моряков относится к разряду тяжелых", после чего ученые сделали вывод: "Значительная продолжительность плавания приводит к выраженному утомлению и нервнопсихическому истощению плавсостава".
Спустя много лет после описываемых событий врач-кардиолог Таллиннской республиканской больницы Рейн Вахисалу в десятимесячном антарктическом рейсе провел исследование по теме "Духовное напряжение причиняет физические страдания". Но в тот описываемый период никаких научных рекомендаций по снятию психологических нагрузок не существовало.
На протяжении длительных рейсов в матросских кубриках и в салонах велся извечный спор о том, что лучше (вернее, хуже!) - шторм или туман? В такой плоскости спор бесперспективен и напоминает диспут на тему "Кто из моряков главней?".
Иногда рыбак начинал задумываться о житье-бытье и своем месте под луной. Нормальный ли он человек, болтаясь по 4-6 месяцев подряд по морям-океанам, и зачем это ему надо? Вонючий от терпкого мужского пота, в неуютном носовом кубрике, уходящая из-под ног скользкая палуба, примелькавшиеся двадцать шесть постных физиономий, вялено-проветренная говядина с вант фок-мачты, заезженные до дыр старые фильмы - всё это удел рыбаков.
Лежа в неудобной койке в редкие часы отдыха, рыбак мечтал: "Брошу к чертовой матери! Устал, надоело". Но, вернувшись из рейса и отдохнув, он снова начинал собирать чемодан, готовясь в очередной рейс...
А мы находились в полосе невезения. Недаром говорят: "Пришла беда - отворяй ворота". Стояли у борта плавбазы "Ян Анвельт" под выгрузкой. Осталось 27 бочек с рыбой, когда сорвался шквалистый порыв ветра. На крыло мостика "Анвельта" выбежал капитан-директор Анатолий Владимирович Ставрович и закричал: "4590! Немедленно отходите! Выхожу на ветер".
Капитан Ставрович - крупный, круглолицый, со слегка вздернутым носом, с копной начинающих седеть волос.
""

Обаятельный человек, начитанный и эрудированный, большой знаток поэзии, фанатичный коллекционер редких книг. Начинал капитаном СРТ 4250, затем - "Александр Лейнер", "Ян Анвельт", плавбаза "Йоханнес Варес" и самое современное транспортное судно "Ботнический залив"...
Выходя на ветер, база давала возможность отойти от её подветренного борта,и здесь произошло непредвиденное: набежавшей волной судно навалило на плавучий кранец, который, не выдержав нагрузки, лопнул, корпус ударился о незащищенный борт базы, загнув фальшборт почти до самой палубы. Отошли от "Анвельта", и обследование показало, что разошелся сварной шов между бортом и палубой.
Через некоторое время остановился главный двигатель. Потребовалась какая-то деталь, которую доставил другой СРТ. Перед глазами до сих пор стоит его вздыбившийся на волне корпус, когда на бросательном конце передавали деталь. СРТ благополучно отошел, и вскоре механики запустили двигатель.
Но судьбе было угодно подвергнуть нас еще одному серьезному испытанию. Во время траления в машинном отделении раздался страшный грохот и скрежет металла. Механики, разобравшись в ситуации, сообщили, что лопнул шатунный болт вспомогательного двигателя и пробило блок двигателя. Это означало окончание всех промысловых работ. Доложили на берег. Утром получили ответ, приведший в уныние и раздражение. Нам запрещалось сняться в порт, а предлагалось принять все меры к устранению неисправностей и набрать еще один груз, чтобы побить рекорд дальневосточников.
Большой начальник, подписавший РДО, был явно не в ладах с техникой. За ним и ранее водились технические "перлы". Однажды он дал указание капитану перейти к другому причалу. "Не могу, дайте буксир, у меня главный двигатель раскидан по частям", -- взмолился капитан. Последовал ответ: "Ничего, перейдете на вспомогательном...".
А у нас в той критической ситуации специалистом высочайшего класса проявил себя стармех Владимир Степанов. С серьезным видом он сказал: "Мужики, только не мешайте мне думать". Запершись в каюте, "дед" не выходил из неё три дня, после чего спустился в машину и вышел из неё после запуска двигателя.
Мне неизвестно, что и как он делал, но хорошо знаю, что сделали с ним. По приходе в порт ведомственная комиссия установила "грубое нарушение правил технической эксплуатации", и он был понижен в должности - минуя второго механика до третьего. Никто не принял во внимание, что судно проработало два рейса подряд. Самое интересное в этой истории то, что первыми дистанционировались на безопасное для себя расстояние именно призывавшие нас набрать груз и побить рекорд дальневосточников.
А груз мы набрали и побили тот рекорд...
Снялись в порт. С чувством исполненного долга возвращались с промысла. Какие нервы и выдержку должны были иметь капитан и команда, чтобы пережить всё это? Люди вытерпели, а металл не выдержал спаренного рейса. Вдоль южного побережья Норвегии шли, буквально цепляясь зубами за землю: из строя вышли все приборы, и только путевой магнитный компас продолжал служить верой и правдой.
И вот СРТ 4590 швартуется к причалу. Он представлял из себя грустное зрелище: обшарпанный и побуревший от ржавчины корпус, заваленный фальшборт, погнутая стрела.
Грянул духовой оркестр, а барабанная дробь подняла в воздух всех портовых ворон и чаек. На борт поднялся начальник ЭРЭБ, Егорыч доложил о результатах рейса. Начальник поздравил с приходом в порт, поблагодарил за работу и огласил решение о присвоении нам звания "Экипаж коммунистического труда". Рыбаки смеялись: "Кому нести, чего, куда?".
Моя вахта приходная, значит, стоять суточную. Это справедливо: Толик и Виктор женаты, кроме того, Виктор не видел еще своего сына, родившегося, когда отец был в море.
Наш групповой морской инспектор Алексей Николаевич Евреинов - грамотный специалист и тактичный человек, с проверкой в день прихода не явится. Наутро, прихватив с собой злополучный "распитый" компас и положенное к нему в данной ситуации, я предстал пред ясны очи компасного мастера Николая Мячина. Это был симпатичный мужчина, высокий и стройный, с жгуче-черным шнурком ухоженных усов.
- Распит? - улыбаясь, спросил он.
- Распит, - без пафоса ответил я.
- Принес?
- Принес, как учили: две бутылки по 56 градусов.
- Правильно.
Так произошло мое знакомство с Николаем Мячиным, которое продолжалось многие годы.
Сдав дела и обязанности, я отбыл в краткосрочный отпуск, чтобы снова выйти в рейс...


РЕЙС ДЛИНОЮ 214 СУТОК

Обычно моряки на вопрос: "Как прошел рейс?" - отвечают: "Рейс прошел, как надо: туда и обратно!". Ноль эмоций и переживаний. Что-то аналогичное произошло и с экипажем СРТ 4590 в следующем рейсе. Вышли, прибыли на промысел, выполнили план на 140,3 процента и вернулись в порт. А вот потом, уже на СРТ-Р 9120 "Сырве", плавание затянулось аж на 214 дней и ночей.
Михаил # 6 марта 2015 в 19:41 0
Добрый день, интересует информация о производственном рефрижераторе "советская родина", мой дед на нем плавал, в 1973 году, была спасательная операция индийского судна "ратна кирти" с его участием, о чем писалось в газете "рыбак эстонии" №43 (1222) 7 апреля 1973 года. Буду очень признателен