Памяти электрорадионавигатора Гартмана Геннадия Васильевича. НЕ ЕДИНЫМ ДНЕМ... – 29 03 1990

Автор
Опубликовано: 2309 дней назад (21 декабря 2017)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Люди нашего флота

В недавнем газетном выступлении начальника отдела связи объединения Е. Злобина с удовлетворением отмечался факт удачного подбора специалистов, направляющихся в загранкомандировки, на работу в подменные экипажи. Электрорадионавигатор Геннадий Гартман, очевидно, не станет исключением из этого ряда. Уже потому хотя бы, что за плечами его — четверть вековой стаж работы в объединении. Потому что за этот период ему приходилось иметь дело с самым широким диапазоном аппаратуры: от примитивной на старых судах — до современной на нынешних сейнерах. И определяющее качество для любого радиоспециалиста — уметь пользоваться радионавигационными приборами и поисковой техникой, работать с ней (когда вдруг обнаруживаются неполадки) — у Гартмана тоже налицо. Это уже стало общепризнанным — подтверждается отзывами-характеристиками командования судов. Причем, моряками (включая и тех. кого он сам не слишком жалует) Гартман безоговорочно воспринимается и как специалист высокого класса, и как человек с четко обозначенным личным достоинством. Не слишком уютное это его «я». Всякий, кто пьет, ему неинтересен. В ком не видит порядочности — тому руки не подаст. Нетерпим к расхлябанности, ханжеству, к злоупотреблению служебным положением. А вычесть из общего числа членов экипажа «носителей » таких качеств — много ли остается на стороне Гартмана? Как знать: то ли профессия накладывает на людей свой отпечаток, то ли в радиоспециалисты подаются люди с определенными свойствами характера, но чаще всего это, скорее, индивидуалисты, нежели люди общественного склада.
Казалось бы, при такой вот некоммуникабельности промысловые рейсы должны быть вдвое более изнурительными.
— Да ничуть, — даже удивляется подобной инсинуации Геннадий Васильевич. — Когда там ходить-общаться, если электрорадионавигатор на судне постоянно, как на острие ножа?! Взять «кошельки». Там идет активный поиск рыбных скоплений по характеру поступающего от них звука. Не сработал электрорадионавигатор — и экипаж, считай, остается с пустыми тралами. Такая «перспектива» давит психологически, и оттого остаешься в постоянном напряжении. Гирокомпас, радиолокационные приборы, приборы, фиксирующие параметры хода трала, — все на акустике...
Современные сейнеры? Там для электрорадионавигатора профессиональной работы поменьше, зато — сплошь подвахты. Где, может, хорошо нашему брату, — так это на плавбазах. Пять лет ходил на них в море. Задача была необременительной — ремонт приборов на приписанных к промбазе судах. Так уж выходило, что при кошельковом лове акустики были сильны только в практике, а по части техники в основной своей массе — довольно беспомощны. Пусть объем работы, пока приписан к плавбазе, обширный: недели на одном пароходе не продержишься, как требуется перебраться на другой. Мне же быть с техникой наедине, как раз и представляется необременительным: интересно докопаться до истины...
Способность «докопаться до истины» — это Гартман подметил в себе после того, как побывал в составе рыбной корпорации в Бангладеш. В опергруппе на берегу довелось тогда работать рука об руку с электрорадионавигатором Петром Ефимовичем Железко. Он-то, признает Геннадий Васильевич, и дал ему очень много по части отыскивания неисправностей радиоаппаратуры. И, последовательно, устранения их.
Чем еще близок оказался Железко Гартману — своей принципиальностью. Случилась тогда скандальная история с командированным к ним из Дальнего Востока помполитом, чьи нравственные устои оказались довольно сомнительными. Железко все силы употребил, чтоб этого горе-командира убрали из корпорации — счел такую постановку дела за свой партийный долг. Гартман, хоть и не являлся коммунистом, как мог, поддержал Железко. Были у того неприятности — по тем временам кто безнаказанно мог замахнуться на помполита?! И все же справедливости Петр Ефимович тогда добился. Чем и заслужил симпатию Гартмана. Так уж вышло в жизни Геннадия Васильевича, что ни до, ни после так и не довелось ему встретить коммуниста, кто бы по своим внутренним данным «тянул» на это звание. И в партию сознательно решил не вступать, чтобы не оказаться в одном ряду с теми, в ком видел ретроградов. Шел своим негромким путем. И не было на этом пути особых подвигов, кроме кропотливого труда — труда не корысти ради, а прежде всего на благо такого (ставшего в последнее время несколько размытым) понятия, как коллектив. И тут — очередное противоречие. Как-то Геннадий Васильевич сокрушенно заметил: «Народ живет одним днем». Было за этими словами и сочувствие к товарищам по работе и, увы, желание как бы «отмежеваться» от них, как от целого. В рейсе радионавигатор не только на «острие ножа», он еще и на гребне идеологического противоборства, ведь все новости: и внутренней жизни страны, и зарубежные — скрещиваются в радиорубке. Близки ему идеи сегодняшней общественно-политической жизни, он оттого и в периодику углубился. Ему бы — с его информационной насыщенностью — в пропагандистах быть (пусть неформальных, как сейчас говорят, но зато и более признанных) и людей в свою веру «обращать», да вот не слишком охотно откликается Гартман на спор, тем более — на дебаты. Декларировать свои убеждения тоже не любит. Работать, утверждает, надо, а не дебатировать. Да ведь работать — лозунг всех времен. Сегодня же умному человеку уходить, от дебатов — значит, снова уступать дорогу тем же ретроградам.
Или... «богу — богово, кесарю — кесарево»? Пусть дельный специалист остается хорошим специалистом, а что до непрофессионала — может, для дела и лучше, что такие направляют свои усилия в русло дебатов. Так мыслит Гартман или каким-нибудь другим образом, но стоит на том. Отдел связи, готовя его к загранкомандировке в составе одного из подменных экипажей, руководствуется в своем выборе соображением этой вот надежности Геннадия Васильевича — надежности профессиональной и нравственной.

Л. СТИШЕНКО.
На снимке: Г. Гартман.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!