Памяти РТМКС-907 Георг Лурих и его экипажей. НА ВЗГЛЯД НАЧАЛЬНИКА РАДИОСТАНЦИИ... – 25 04 1991

Автор
Опубликовано: 2324 дня назад (18 января 2018)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

— С чем пришли? Нет, вы спросите: «как долетели»? А долетели так: самолет в Кальяо обмотали тросом, чтоб крылья у него ненароком не отвалились и — курсом на Москву. Обошлось... Шучу,— серьезнеет Андрей Овчинников.— Просто с вылетом действительно были сложности: то с инвалютой нелады, то самолет подали такой, что едва ли не сутки потребовались, чтоб механики его подремонтировали. Мы и на трап ступали не без опаски...
Промысловый рейс — он, в целом, выдался самый рядовой. Вот только не повезло капитану Чистякову на пароход. Сам-то он судоводитель, известно, не без понятия; развернет пароход — с морской точки зрения: загляденье! Только вот у судна запланированного докования не было, выпустили его на промысел в том виде, какой он приобрел за предыдущие рейсы,— все заросшее ракушками. Довелось мне видеть на приемке после МРТО, как ему дно прочищали. Дважды, может быть, спустились водолазы под воду. Недобросовестная работа. Пустая трата валюты. Судно так и осталось обреченным на потерю скорости.
Ладно бы, промобстановка выдалась подходящая — тогда можно и не бегать за рыбными стайками, взяли бы, наверное, свое. Да то-то и оно, что прогнозы не оправдались, с трудом удавалось выходить на облов.
На «Георге Лурихе» выхожу в Тихий океан не первый рейс; судно это еще из новостроя принимал. Радиопоисковая аппаратура на нем знатная, с элементами программирования — даже по сравнению с «Моонзундом» уже прогресс процентов на 70. Для данного района такое оборудование как раз под стать: здесь главное — информация, а не так, что включил эхолот, куда-то побежал, настиг объект и — можешь тралить.
Нам-то на скудость информации жаловаться не приходилось. На борту судна работал штаб промрайона, и все данные, понятно, стекались к нам. Так вот пока обработаешь всю эту поступающую информацию, пока командование ее проанализирует — смотришь, а рыбы на прежних координатах как не бывало. Кто-то еще успевал ухватить момент, только не мы с нашими смехотворными скоростями.
Обычно как? Есть рыбалка, да вот приходится либо отвлекаться на бункеровку топливом, либо простаивать в ожидании транспорта, а тут — и со снабжением порядок, и транспорт подавался своевременно, не выходило только дело с главным, с рыбалкой.
Не у нас одних, кстати, она не пошла, разве что отдельные маневренные суда сумели взять свое. В феврале вообще обстановки не было, так что плавали, как лебеди в пруду. Ну, был у нас какой- никакой вылов до этого периода, после что-то удалось поднять на борт. По мелочи. Обеспечили кое-как план по вылову, по заморозке, что касается разделки — тут, как говорится,— не обессудьте: такую мелочь ни одна филетировочная машина не возьмет...
Андрей еще не вполне реабилитировался на берегу от всех перипетий, связанных с перелетом, и собственных проблем не очень касался. Обмолвился, между делом: что ни говори, а удачно прилетел — как раз на день рождения дочери. Впереди — очередной рейс все на том же РТМКС-907 «Георг Лурих». Может быть, на сей раз экипажу больше повезет. С докованием, слышно, дело сомнительное (опять нехватка средств), но не исключено — восполнится этот пробел за счет перспективы передислокации флота. Данные промразведки подсказывают: надо переходить западнее, туда «Георг Лурих» и подастся. Может, этот рейс выйдет более интересным.
— А что, предыдущий,— он скучный был?
— Скучных рейсов не бывает,— наставительно отвечает Андрей.— Особенно, когда радиорубка становится рабочим местом промштаба. (Мне на них везет). Да и вообще: скучно — это когда делать нечего, а у нас дело всегда найдется...
(Об Андрее Овчинникове начальник отдела связи Е. Злобин заметил: он — тот специалист, кто дела не чурается, а сам себе его ищет. Солидная у него теоретическая «подкладка», дополненная еще самообразованием плюс практическим опытом. Из делового сотрудничества с такими начальниками радиостанции, как Овчинников, грамотные штурмана способны извлечь максимум возможного для обеспечения уверенной работы).
На РТМКС «Георг Лурих» А. Овчинников, похоже, нашел постоянную прописку. А как насчет отдыха? Не хотелось бы на берегу осесть, оглядеться?
— Перед вами — результат вредной морской мутации,— отшучивается снова Андрей.— Пока в море, так мечтаешь: скорей бы в отпуск. Дома пробудешь, дай бог, с месяц — нет, опять в рейс тянет. Подозревать уже начал — не потерянный ли я для берега человек...
Сочувствуя близким Андрея (редко им доводится видеть его рядом), хочется-таки пожелать ему, флотскому человеку, удачного рейса. В настоящем. И в будущем.


...И С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПОМОЩНИКА КАПИТАНА ПО ДОБЫЧЕ
— Тут не о рейсе нужно говорить, он, я так понимаю, не характерный. Характерно то, что обжитой, было, нашими судами район промысла в Тихом океане, нужно признать, исчерпал себя. Или мы его исчерпали, если уж откровенно.
Тихий океан, считаю,— «мой» район. Половину рыбацкого стажа наработал здесь. В 1983-м, когда только начинал в качестве помкапитана, осваивать этот район, обстановка еще была. Даже «супера» с их скоростью в 5,5 узла могли брать по 10 тысяч тонн улова.
А сейчас что? Иногда бегаем за рыбой сутками —- и все без толку. Но как только «вспышка» — лови удачу: за два-три дня должны по 100 тонн на борт поднять. Сама обстановка заставляет идти на нетехнологичные подъемы: с одной стороны — условия промысла, с другой — план. Это на загрансудах (довелось несколько лет поработать в командировке) они могут себе позволить выйти в море и облавливать рыбу до тех пор, пока не загрузятся; сами же доставляют груз в порт... Есть, словом, разница.
И еще такое обстоятельство. Как мы этот район осваивали? Сосредоточили на нем до 100 судов только «Запрыбы", и каждый пароход тралит себе по максимуму. Позднее ввели скоростной флот — он и заставил рыбу бегать. Сейчас попробуй под нее подстроиться, когда она меняет поведение не только в зависимости от координат, но и от времени суток, уходит в толщу воды. Только на БАТах ее еще могут ловить, мы даже на наших «моонзундах» им конкуренцию не можем составить.
Этот рейс РТМКС «Георг Лурих» в разные периоды работал в соседстве с другими нашими судами — «Хейнасте», «Ээстиранд», «Георг Каск». У всех результаты примерно на одном уровне.
Наш пароход к тому же оказался в несколько проигрышном положении из-за потери скорости. Просили мы, чтоб нам дали зайти в Вальпараисо — дно прочистить, только руководство нам отказало (обычное дело — нет средств). А вот РТМКС-911 — тому дали разрешение на заход, и он в результате чистки порядка двух узлов хода добавил. Куда нам с ним тягаться?! Как и с новеньким еще «Хейнасте". Борт о борт ставим с ним трал, смотрим — он ушел, мы остаемся...
Как удалось одолеть план по добыче? Обыкновенно: ловили «вспышку». Мастера добычи специалисты своего дела. Многое, конечно, зависит от технической характеристики судна. На «моонзундах», бесспорно, палуба — самая удобная из всех, что имеются на судах союзной приписки. Установлен безопасный сетевой барабан, вместе с тем обеспечена повышенная скорость выборки трала и выливки, бункера объемные. Опытные мастера умело этим пользуются — и Владимир Медведев, и особенно Николай Чимирис. Почему особенно он? Я, между прочим, у Чимириса матросом начинал — он мастером работал на только что вышедшем из новостроя РТМС-7528 «Вагула». Тогда уже Николай Павлович опыт имел солидный. Но если по части техники еще можно как-то «набить руку», сложнее с людьми. Особенно в наше время, когда нам приходится или перестраиваться во взаимоотношениях с коллективом, или терпеть в этой сфере поражение.
Вот в смене у Николая Чимириса не было разговоров типа «работать» — «не работать». Он так поставил: «делу — время». Четко? И работа была четкой. Настройка тралов на судне ведется вслепую — нет соответствующих приборов контроля, и это намного осложняет операции. Но что сам Чимирис, что матросы его смены сумели настроиться на преодоление негативных моментов. Или попросту игнорировали их, как досадные «мелочи». Так и шло дело. План по добыче одолели. А на подвахты добытчикам выходить не приходилось: в цехе три машины VMK, оборудование высокопроизводительное...
Мечтает помощник капитана по добыче Сергей Белоусов о современных тралах — как, например, у японцев; мечтает о том, когда объединение сможет позволить себе — как рижане смогли — закупить комплект приборов контроля настройки тралов. И вместе с тем реально смотрит на вещи — глубоко сомневается в возможности такой перспективы на своем веку. Верит лишь в перспективу ближайшую — такую, скажем, как очередной рейс. На сей раз планирует выйти на промысел на РТМКС-912 «Хейнасте».

Записала Л. СТИШЕНКО

На снимке:

начальник радиостанции РТМКС-907 Андрей Овчинников.
Фото Р. Эйна
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!