ПАМЯТИ КАПИТАНА БАГДО БАРБАКАДЗЕ - ЗВЕЗДА РЫБАКА 1972 год

Автор
Опубликовано: 3291 день назад (19 февраля 2015)
0
Голосов: 0
""


НА КОНКУРС «50 ЛЕТ СССР»

Имя Багдо Виссарионовича Барбакадзе широко известно эстонским рыбакам.
Опытный промысловик, чуткий воспитатель, заслужил эту популярность благодаря умению организовывать людей, нацеливая их на выполнение государственных планов. По двести и более процентов выполнения заданий — таковы показатели его многих рейсов. За трудовые заслуги капитан Барбакадзе награжден орденом «Знак Почета», а его портрет помещен в Галерею почта ЭРПО «Океан».

В то удачливое рыбацкое лето на причалах порта часто слышались марши. Рыбаки возвращались с богатой добычей, и берег славил их. В один из августовских дней слух уловил непривычное: играли лезгинку. Береговой матрос пояснил — встречают Барбакадзе. Тогад я еще не знал, чем заслужил такую почесть капитан.
Более близкое знакомство с Багдо Виссарионовичем произошло сейчас, спустя два года. Оно многое открыло для меня, а главное — помогло узнать этого на редкость жизнерадостного и общительного человека.
С предложением капитана встретиться не на судне, как обычно, а у него дома, я охотно согласился. Теперь с этой семьей у меня будет связано представление истинного гостеприимства и устойчивости семейной очага. Точно так же, как у рыбаков с именем капитана Багдо Барбакадзе связывается понятие подлинно любимого капитана.
… Крепко привязанный к земле старый Виссарион хотел видеть в последнем сыне Багдо преемника своего дела, служению которому он отдал долгую жизнь. Искусный виноградарь из грузинского села Цоднискари, он рано открыл глаза сына на мир природы. Самым любимым школьным предметом Багдо стала география, а прочитанные в детстве книги Грина уводили его воображение в далекие путешествия по морям, так похожим по цвету на нёбо родной Грузии.
Пожалуй, никто не миновал пору поисков. У одних она затягивается непростительно долго, у других же все происходит иначе: твердо встав однажды на избранную дорогу, они уходят в большую жизнь, ясно представляя цель и стремясь достичь ее. Багдо не пришлось испытать разлада между желанием и возможностями, с которым так часто сталкиваются в юности. Он стал курсантом Батумского мореходного училища.
Морские науки он познавал с увлечением, занимался спортом, мужал. В курсантские годы Багдо Барбакадзе получил первый урок интернационализма: судно, на котором он ходил практикантом, сделало несколько рейсов в Египет 1956 года. В память о тех днях в семейном альбоме хранится фотография, где группа курсантов снята вместе с Гамаль Абдель Насером.
Не думал он тогда, учась на судоводителя торгового флота, что подлинной его звездой станет звезда рыбака. Когда а 1959 году формирующийся рыбопромысловый флот республики испытывал острую нужду в специалистах, пришло приглашение и в училище. Выпускная группа, где учился и был комсоргом Багдо, единодушно решила: едем!

С тех пор немало воды утекло. Многие из тех, кто очутился в Таллине, и сейчас живут и трудятся здесь. Однажды покинув родные места, они обрели второй дом в Эстонии. Это Т. Чомахидзе, Д. Гомортели, Б. Аскелейскири.
— В свой первый рейс, — вспоминает Багдо Виссарионович, — я пошел третьим помощником капитана CРT-4590. Мне повезло с учителем: капитаном на траулере был Г. Иванов-Левинзон, человек знающий, требовательный. Плавая вместе с ним, я научился находить косяки, ставить трал, выбирать его и, что самое ценное, появилось рыбацкое чутье.
Через четыре года я встал на капитанский мостик траулера 4250. Среди рыбаков об этом судне ходила нелестная молва: оно было одним из самых отстающих из всей Эстонской флотилии. Хотелось доказать тогда, что дело не в железе, а в людях. Я никогда не делил суда на везучие и невезучие, понимал, в чем убежден и сейчас, люди - вот в чем вопрос. Войду ли с ними в тесный контакт, сумею ли сплотить — все зависело от этого. Смог ли я доказать эго? Похоже, что да. Ко дню открытия XXIII съезда КПСС (к, тому времени я уже был коммунистом) мы сумели войти в число передовых экипажей.
Многое, если не все, зависит в рейсе от капитана. Быть человеком, сказал Экзюпери, значит, сознавать свою ответственность. По-моему, быть капитаном — значит, сознавать утроенную ответственность. Перед Родиной, перед обществом, перед вверенными тебе людьми.
В разговорах со многими, кому приходилось ходить в рейсы с Багдо Виссарионовичем, я слышал о нем, как о душевном, чутком человеке, обладающем большим зарядом бодрости. С ним охотно идут в рейс, просятся именно к нему на судно, хотя бывают места и на других траулерах. Сходив рейс-другой, не хотят с ним расставаться. Не пример, ли это того, когда психологический момент стоит на службе производства? Не тот ли это случай, при котором решается одна из производственных проблем — создание предельно постоянных экипажей на судах?
— Постоянный экипаж - это и рост производительности труда, и вера друг в друга и еще многое другое, что становится следствием подлинного товарищества в коллективе, - продолжает Багдо Виссарионович. — Я всегда стараюсь сохранить костяк, в который непременно должны входить испытанные, побывавшие со мной в рейсах рыбаки. Вот здесь и встает вопрос: а согласны ли они оставаться с тобой? Как видите, связь взаимно обусловленная.
Критическим анализом очередного рейса Барбакадзе предстал передо мной вдумчивым хозяйственником, мыслящим расчетливо и масштабно.
— Трудна была эта зима для наших рыбаков. Наш траулер, — вспоминает Багдо Виссарионович, — в эту зиму в числе многих оказался в пролoве. Досадно, до плана не хватило считанных тонн. Плохая погоды — видимая, лежащая на поверхности причина этого тревожного явления, создавшегося в этот период в Северном море. Есть еще одна, кстати, на нее указывали и многие другие капитаны траулеров, возвращавшихся, с промысла с августа по октябрь прошлого года. Большие косяки рыб скопились для нереста в южных широтах Северного моря. Видимо, разумнее было бы дать ей отнереститься, а не направлять туда «армаду» из 45 больших и малых траулеров. Ловили там эстонцы и латыши, калининградцы и клайпедчане. Существенный подрыв этого скопления в те месяцы сказался и, разумеется, скажется впоследствии.

Заинтересованно, как о своем кровном, говорил капитан о море, его богатствах, и проглядывала в этом душа истинного морехода, отдавшего морю более тринадцати лет.
— Все — от матроса до капитана — мы на промысле связаны одной заботой — добыть как можно больше рыбы. За этим мы уходим па промысел. Лов рыбы — дело коллективное, поэтому каждый должен, отлично знать свой участок работы. Ошибись один, например, при постановке трала — и труд многих придет насмарку. Суметь отыскать и мобилизовать все моральные резервы — долг капитана.
… Вероятно, по скромности, но только капитан умолчал о главном — о смелости, о мужестве, об умении переносить лишения и трудности долгих рейсов. Когда я напомнил ему об этом, он, посмотрев несколько недоуменно, обронил: для нас это привычно, а вот для них ... и кивнул в сторону сидящей рядом жены и детей. Лариса Тимофеевна согласно кивнула головой.
И действительно, мы поем гимны рыбацкому мужеству, славим их нелегкий труд, но поэтической оды достойны и жены моряков за их нелегкую долю, за скромную, тихую, повседневную мужественность, за такую, какой наделена Лариса Барбакадзе. Встречая и провожая мужа в рейсы, она всегда полна надежд и ожиданий. Ждала вначале одна, затем с дочуркой Аней, теперь, завидев судно далеко от причала, вместе с ними отца приветствуют его сын Серго и пятилетняя Танюша.
С приходом отца в дом входит праздник.
Я был на одном из них и радовался тому, что есть такие люди, есть такая дружба, есть просто жизнь.

Я. ТАЛАСОВ.

Фото А. Дудченко.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!