Памяти Дидык Владимира Ивановича. ЕГО ЛЮБИМАЯ ПРОФЕССИЯ - 01 01 1983

Автор
Опубликовано: 1154 дня назад (25 мая 2021)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

БЕЗ МАЛОГО четверть века — для истории срок вроде бы не большой. Но если вспомнить, например, год 1959-й и нынешний, то нетрудно определить, какие огромные перемены произошли за это время и вообще, и в рыбопромысловом флоте, в частности. Почему именно 1959-й? Дело, в том, что именно в том году наш собеседник Владимир Иванович Дидык, ныне старший мастер добычи, после окончания Белгород-Днестровского техникума ушел в свой первый рейс.
Был он тогда матросом на СРТ. Потом ходил на судах разного типа, был мастером, старшим мастером, наставником... И, наконец, перешел на супертраулеры.
За двадцать три года многое изменилось. Дидык вспоминает, как вели промысел с помощью сетей, которые связывали в порядок по 100—120 штук. Чтобы задать определенный горизонт, выставлялись буи. Сверху сети крепили за «приухи», снизу их держали так называемые сизальские канаты, изготовленные из тропического растения. Когда сети выбирали, их заправляли в сететрясные машины. А ма шины, в свою очередь, часто выходили из строя, с ними тоже приходилось возиться. Выловленную рыбу сразу солили. А если засолку не успевали закончить в срок, то выборку сетей приходилось приостанавливать. За один дрейф выбирали от 2 до 40 тонн рыбы. Работу обычно начинали в пять утра, заканчивали к шести вечера.
Было очень много ручной работы. Засоленную рыбу укладывали в трюмы, потом обондаривали пустую тару, готовили веревки, порядок сетей... Позже, когда сельди в Норвежском море стало мало, перешли на лов мерланга пикши, сайды, начав осваивать траловый лов. Основным районом промысла стало Северное море. Старые СРТР переделывали под «кошельки», а те, что совсем устарели, пришлось отдавать на переплавку.
Владимир Дидык, как и другие наши ветераны был свидетелем тех перемен, которые происходили во флоте. Вернее, не столько свидетелем, сколько непосредственным участником. Помнит, какими тяжелыми были пеньковые тралы, сделанные из конопли, как часто они рвались. На судне обычно был один эхолот. Скопления рыбы определяли по перепадам температуры воды. Делалось это с современной точки зрения, довольно примитивно. В разных местах за борт окунали ведра, потом градусником измеряли температуру воды. Если перепады, были незначительными, в 0,5—1 градус, начинали «рыбалку». Бывало, что такое вот — на глазок — определение оказывалось ошибочным, неточным. Ставили снасти на 70 метров, а потом обнаруживалось, что надо было на 60.
Надо ли так подробно рассказывать обо всем этом. Ветераны прочитают — просто вспомнят, улыбнутся. Ну, а молодые рыбаки? Автор этих строк, встречаясь с добытчиками поколения 70-х годов, не раз убеждался в том, что те, как правило, мало знают об истории своей профессии. Не знают, например, что тралы впервые появились еще в прошлом веке, назывались они бим-тралами. Для раскрытия их применялись огромные бревна. Пионерами тралового лова считаются норвежцы. А в нашей стране, вскоре после Октябрьской революции, в Мурманске переделали четыре старых военных корабля в рыбные траулеры. В Эстонии активно начался траловый лов в конце пятидесятых — начале шестидесятых годов. Было даже время, когда тралы пытались использовать на Чудском озере, но сразу выяснилось, чго это невыгодно, разрушались нерестилища, попадалось слишком много мелочи...
С Владимиром Ивановичем Дидыком интересно разговаривать, сразу ясно, что свою работу он любит и знает ее досконально. А вот о себе рассказывает не очень охотно. В прошлом рейсе на РТМС-7558 «Цветково» он был старшим мастером добычи. Рейс начался неудачно — пришлось первое время работать с теми, изрядно потрепанными орудиями лова,
которые остались от прежнего экипажа, У соседних эстонских траулеров уже в океане одалживали то дели, то канаты. Но потом на «Цветково» прибыло новое промвооружение, и добытчикам стало легче работать. Была зима, тяжелая погодная обстановка то и дело диктовала свои условия. Иной раз шторм доходил до 10 баллов, палубу заливало ледяной водой. Были трудности и со сдачей рыбопродукции— не хватало транспортов, из-за этого теряли промысловое время.
Но добытчики, как и весь экипаж «Цветково", оказались на высоте. План был выполнен по всем основным показателям, рыбаки внесли свой вклад в решение Продовольственной программы страны.
В конце апреля судовой радист принял сообщение о том, что В. И. Дидык за большие успехи в труде награжден орденом Ленина. Владимира Ивановича поздравили капитан, другие члены экипажа. А вот на что-то, более торжественное в тот раз не хватило времени: была напряженная промысловая обстановка. Все поздравления, заняли минут десять, не больше. А потом Дидык опять вернулся на палубу — к добытчикам.
Орден ему вручили уже после возвращения из рейса — 15 сентября, в Президиуме Верховного Совета ЭССР. Теперь Владимир Дидык — кавалер трех высоких правительственных на-
град. В 1971 году его наградили орденом «Знак Почета», в 1976 году — орденом Трудового Красного Знамени.
Он из тех людей, которые не привыкли чего-то не знать в своей профессии. Считает, что профессиональный добытчик должен знать и учесть все, чтобы не теряться в любой обстановке. Обычно рядовые добытчики — это матросы высокой квалификации. Когда нужно, они помогают рыбообработчикам. Когда боцману нужно, например, стрелы завести или выполнить другую работу на палубе, он обычно обращается за помощью к самым опытным матросам — к добытчикам.
Умело руководить такими матросами может только тот старший мастер, который сам умеет делать на судне любую работ. Владимиру Дидыку такая задача уже много лет по плечу. Главная его черта — к людям он относится с уважением. Не любит повышать голос — это не в его правилах. Внимательно приглядывается с первого дня рейса к подчиненным, старается понять их. Видит: к одному парню нужно строго обратиться, а к другому — помягче. И тот и другой не обидятся, поймут, что старший мастер поступает правильно, старается ничем не задеть их человеческое достоинство. Потому, наверное, люди и отвечают Дидыку взаимностью, считают, что с ним приято работать И два рейса подряд выбирают его председателем судкома. Сам он из добытчиков особенно уважает Михаила Чайку, Василия Кырлича, Сергея Рязанова, Ивана Галету, Александра Гольдрина, Эдуарда Агамалиева. Это люди, с которыми Дидыку до велось работать в разное время на разных судах
Я встретился с Владимиром Ивановичем буквально за несколько дней до того, как он ушел в очередной рейс на РТМС-7510 «Мустъярв». Теперь он опять в океане. Возможно, что сейчас, когда вы читаете эти строки, он находится в штурманской рубке — следит за показаниями приборов. Или на палубе — руководит выборкой трала. Из 23 лет своей рыбацкой работы он семь лет провел на берегу, остальное время — в море. Считается, что в жизни ему повезло в выборе профессии — особенно. Старается не думать о том дне, когда начнется пора расставания с морем. Ведь море — это вся его жизнь.


Б. САНДРАЦКИЙ.

Фото В. Тракса.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!