КТО ВИНОВАТ – 26 07 19677

Автор
Опубликовано: 2661 день назад (12 апреля 2017)
0
Голосов: 0
НЕСКОЛЬКО месяцев назад СРТ-4250 уходил в рейс. Капитан Б. Барбакадзе заглянул в отдел добычи.
- Направляетесь в Северное море, - сказали капитану.
-Но потом перейдете на Джорджес банку. - Да, там рыба большая, - согласился Б. Барбакадзе.
- Но...
- Не беспокойтесь! -поняли его сразу и заверили: - Базы будут!
Однако для верности капитан решил уточнить.
- Рыбу нельзя солить. Свежьем придется сдавать. Вы уж постарайтесь насчет баз...
- Что вы! Зачем беспокоиться!
Капитану стало неловко. Зря мол, усомнился. Люди делом заняты, а он отрывает их.
- "Фридерик Шопен» снимается из Северного моря. — убедили Б. Барбакадзе на прощанье - вы за ними во след.
Итак, рейс начался. Команда судна одобрительно отнеслась к походу судна на Джорджес банку. Рейсовое задание — 610 тонн. Протяженность рейса — 135 суток. СРТ-4250 пошел прежде в Северное море, как и предполагалось. Но оттуда быстро снялись. Взяли курс на Джорджес банку «Фридерика Шопена», правда, на промысле пока еще не было.
Отряд эстонских промысловиков на Джорджес банке составлял восемь судов. Норма вылова каждому на сутки — 67 центнеров.
Пришли, огляделись. И увидели, что базы нет ни одной, эстонской, конечно. Приписали к "Черноморской славе". Но у "Славы" свои суда. Их обслуживать необходимо. А уловы большие.
Экипаж обрадовался: - Годовой план выполним! - поговаривали в команде, - 887 тонн он у нас? Чуть больше рейсового! Справимся!
С таким настроением работать можно.
И вот стали тралить. По 57 центнеров вытаскивали. Кому сдавать? Ведь солить-то нельзя. Однако база принимала лишь по пять тонн. Остальную рыбу девай куда хочешь.
На берег полетели тревожные радиограммы. Торопись, берег, с засылкой принимающих емкостей. «Фридерика Шопена» до сих пор нет. Он может в сутки обработать 10— 11 судов. Достаточно для эстонского флота.
Но эти восемь пока оставались "бедными родственниками». Капитан Барбакадзе с верхнего мостика уговаривает «чужую» базу:
— Примите рыбешку, пожалуйста!
- Не можем сверх нормы. Другие суда ведь кроме вас тоже ловят.
- А на муку не можете?
Вот так и работали. Настроение у экипажа упало. Поняли — план не выполнить. Не только годовой — рейсовый. И все из-за того, что некуда сдавать рыбу.
Это было в апреле-мае. Наступил июнь. С ним новые неурядицы. Ведь беда не приходит одна. Оказалось, что тралы нужны другие. С прежней ячеей непригодны.
— Рижане! Оставьте нам свое промвооружение. — начали "попрошайничать" эстонские рыбаки. — Соседи, вы в порт идете, а нам ловить нечем.
— Оставляем, — понимают рыбаки друг друга. — Подбегайте, забирайте.
Рыбаки то понимают друг друга. Берег — нет. Словно в его задачи не входит помощь морю. «ЦУ» на флот сыпятся обычно как из рога изобилия. Слова, слова, слова... Тонны израсходованной бумаги, а дела нет.
СРТ-4250 теперь в порту. Недолов. Всего добыто 227 тонн сельди. — Каждому не объяснишь в чем дело, — говорят на судне. — Однако неудобно.
В общем, берег провалил план рыбакам. Баз не дали. И промвооружением не тем снабдили. С кого опрашивать за убытки?
СРТ-4250 — «первая ласточка», прилетевшая с Джорджес банки. Скоро прибудут другие траулеры флотилии. Там дела тоже не блестящие.
Поэтому встает опять вопрос о персональной ответственности. О такой, когда можно будет, говоря грубо, показать пальцем на руководящего товарища и сказать ему:
— Вы виноваты! Возмещайте расходы.
Сейчас этого нет. Один кивает на другого. Тот — на третьего.
До каких же пор?

Н. БОНДАРЬ.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!