К истории рыболовства Эстонии

Автор
Опубликовано: 2543 дня назад (6 октября 2013)
Редактировалось: 4 раза — последний 6 октября 2013
0
Голосов: 0
Таллинн 2002






Подвигу рыбаков живых и ушедших
посвящается эта книга



ОТ АВТОРА

Эта книга не историческое исследование. Писать историю одному человеку не по плечу, а кто попытается это сделать, обречен оказаться на свалке им же написанной истории.
Тысячи безвестных и бескорыстных "бойцов сельдяного фронта" совершали свой скромный трудовой подвиг на безбрежных просторах седой Атлантики. Многие из них заслужили в свое время уважение и добрую славу, а теперь забыты.
После выхода моей книжки "Рыбацкий хлеб" я, неожиданно для себя, получил много теплых и добрых слов благодарности, хотя не обошлось без "ложки дегтя в бочке меда". Один бывший рыбмастер, ставший предпринимателем, заявил: "Да, я пережил все это, но зачем об этом теперь писать?". Нашлись у него и единомышленники из числа столоначальников, сидящих в чиновничьих креслах, на которых упоминание о рыбопромысловом флоте действует, как на быка красная тряпка.
Правы ли они? Представляется, что нет. Надеюсь, что бывшие рыбаки, влачащие нынче жалкое существование, прочтя эту мою книгу, тепло вспомнят свою рыбацкую молодость.
Спросите сейчас у любого прохожего: "Где и как ловили крупную и жирную сельдь?" - и вас примут за дурачка или, не мудрствуя лукаво, пошлют туда, где Макар телят не пас.
Мне выпало счастье быть непосредственным свидетелем бурного роста океанического флота республики и числиться маленьким винтиком той огромной машины, довелось лично знать многих славных рьщарей Атлантики и простых, скромных тружеников моря. О них эта книга. К моему глубокому огорчению, её объём не позволяет написать обо всех, о ком хотел бы. Главные действующие лица моего немудреного повествования люди - рыбаки, поле их деятельности - море, а связующее звено - суда. От этого - и название книги.
Неизвестно, к какому жанру отнесут сей опус литературные теоретики, хотя автор, скорее всего, отнес бы его к категории мемуарной литературы, поскольку в нем - документальное описание определенных рейсов на конкретных судах, показаны события и встречи с реальными, известными на флоте людьми.
Думаю, эта книга на русском языке об эстонском рыболовстве опоздала этак лет на десять. Хотя лучше поздно, чем никогда.
Если после прочтения моего труда читатель, не знавший ровным счетом ничего о рыболовстве Эстонии, будет иметь о нем более или менее ясное представление, сочту свою задачу выполненной.
Я стремился написать честную книгу. В ней нет ничего выдуманного, все, что написано, происходило на самом деле.
Feei guod potui, faciant meliora potentes (Сделал, что мог, пусть, кто может, сделает лучше). Автор считает своим долгом выразить искреннюю благодарность Р.Орасу, А.Пярна, Я.Саммету, М.Фридману, С.Хорохонову за предоставленные материалы, а Т.Синицкому и В.Субботкину - за фотографии.
Сердечную благодарность автор приносит Р.Ю.Титову, взвалившему на себя труд по редактированию и набору книги. Моральной поддержкой в течение долгой работы над книгой обязан К.Н.Бобковой.

Ю.РЯСТАС



Часть первая НА БЕЗБРЕЖНЫХ ПРОСТОРАХ АТЛАНТИКИ


Корабль наш то в глубокой яме,
то подлетает до небес...

Сергей Смоляков



НЕМНОГО ИСТОРИИ

Море... С незапамятных времен манило оно человека своей красотой и таинственностью. Воспетое поэтами и художниками, море сравнимо только с женщиной: то нежное, ласковое и кроткое, то жестокое, суровое и коварное. Моряки шутят, что "самая постоянная черта моря - непостоянство".
Извечная тяга человека к познанию неведомого влекла его тысячелетиями навстречу опасностям и лишениям, но море долгое время оставалось для людей грозной стихией. История не знает имен тех, кто первыми, поборов страх, бросили вызов морю.
Ученые утверждают, что мореплавание насчитывает 6000 лет. Первыми как будто научились строить суда египтяне. В третьем тысячелетии до н.э. из дельты Нила они перевозили зерно и скот.
Значительную главу в историю мореплавания внесли финикийцы, чей флот уже во втором тысячелетии до н.э. играл важную роль на Средиземном море.
С десятого века до н.э. судоходство развилось у древних греков. А после 800 года викинги вышли в Атлантический океан.
В истории мореплавания многое продолжает оставаться неизвестным, но автор не ставит перед собой цели "приподнять завесу" над прошлым судоходства.
Вряд ли отчаянные и безвестные смельчаки, гонимые жаждой познания неизведанного, могли себе представить, что море - огромная природная кладовая, таящая в своих недрах несметные богатства, играющие в жизни человечества значительную роль. Химические ресурсы моря хранят в себе большинство элементов таблицы Менделеева, топливные ресурсы содержат нефть и газ, рудные запасы -- железная руда, редкие металлы, а также фосфориты, алмазы и янтарь. Перечисленное выше - тема специальных научных исследований.
А еще море является одним из основных поставщиков рыбы и морепродуктов. Следы рыболовства историки и археологи нашли в глубокой древности. Причем не только вблизи берегов, но и вдали от них.
Рыба и рыбопродукты служили объектом торговли многих стран. Рыболовство было первой промышленной отраслью Северной Америки. Уже через 25 лет после открытия Америки Х.Колумбом на отмелях острова Ньюфаундленд десятки судов Англии, Испании и Португалии вели лов трески. Долгие годы бюджет Норвегии называли "рыбным".
Многовековая история эстонского народа неразрывно связана с морем. Эстонские рыбаки славились как мужественные мореходы, исколесившие Балтику вдоль и поперек, дошедшие до самого Зундского пролива, мечтая выйти на океанские просторы. И такая возможность им представилась.
Шел 1932 год. В мире разразился сильнейший экономический кризис, который не обошел стороной маленькую Эстонию с её слаборазвитой экономикой. Из-за отсутствия грузов большинство морских судов простаивало. Весной 1932 года было организовано общество "Каландус" ("Рыболовство"), директором которого стал Ю. Юриссон, а главными компаньонами -- Т. Лииманн, М. Колумбус, Я. Инкапёёл и А. Линквест. В Англии закупили пароход "Strathardle" водоизмещением в пять тысяч тонн, построенный в 1910 году в Шотландии.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


12 мая капитан Якоб Лепни с командой из двадцати шести человек привел сухогруз в Таллинн. Судно назвали "Ээстиранд" ("Берег Эстонии"). "Ээстиранд" был определен флагманом экспедиции в Северную Атлантику, а тридцатилетний Якоб Лепни - её главным капитаном.
9 июня 1932 года база вышла из Таллинна. На борту находилось 150 человек, среди которых было 28 опытных норвежских добытчиков и засольщиков рыбы (у них рассчитывали перенять богатый опыт), два служащих таллиннской таможни, которые должны были наблюдать за тем, чтоб экипажи не покупали рыбу, а ловили сами, и писатель Эвальд Таммлаан - для освещения хода экспедиции в прессе.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



Переход в район промысла продолжался 20 дней. В июле суда приступили к лову в исландских водах, а в начале августа первые тысячи бочек сельди были доставлены в Таллинн.
С начала июля до сентября стада исландской сельди из района нереста мигрировали в северные районы, где было обилие корма. Этот период использовался для активного лова. С половины октября лов прекращался. Жирность рыбы во второй половине лета достигала 20 процентов, и она считалась лучшей сельдью в мире.
Учитывая, что ширина территориальных вод Исландии в то время была равна трем милям, выбор места лова был весьма прост.

Основные данные судов общества "Каландус".
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Все суда имели стальной корпус и паровую машину.
Приятно поражает тот факт, что пионеры океанического лова использовали кошельковый невод, который вновь приобрел право на жизнь во второй половине шестидесятых годов ХХ века. Правда, примененные впервые кошельки, имели меньшие размеры: длина 300 метров, высота 100 метров.
Для замёта использовались две весельные шлюпки длиной 6 метров и шириной 2,5 метра, в каждой находилось по 7 человек, которые, бесшумно гребя, обметывали косяк, образуя окружность около ста метров. Плавучесть верхней подборы обеспечивалась овальными поплавками, привязанными через полметра, в качестве грузила применялись куски свинца, закрепленные также через полметра.
Обметав косяк, шлюпки сходились носами и по закрепленному в каждой шлюпке блоку начинали выборку стяжного конца - крылья кошелька втягивались в шлюпки. Сельдь оказывалась в своеобразном мешке, из которого её в специальной сетке с обручем, куда входило 8 бочек, с помощью судовых стрел поднимали на палубу.
По желобу сельдь поступала в трюма на столы, где её шкерили и солили, складывая в бочки особой рядовой укладкой вверх брюшками. Полные бочки заливали тузлуком и забондаривали.
В первом рейсе на засолке и укладке применяли, женский труд. Засолка была тяжелым и ответственным трудом, от которого зависело качество продукции.
Экспедиция 1932 года продолжалась три с половиной месяца, после возвращения её в Таллинне встречали под стрекот кинокамер.
Результат первой экспедиции был обнадеживающим, однако оптимизм оказался преждевременным. Действительно, поначалу импорт соленой сельди резко сократился, но малочисленный флот общества "Каландус" не мог оказать достойной конкуренции монополистам, и с годами импорт вновь начал расти.
Ниже приведены сведения из книги Рейна Ораска и Яака Саммета "От берегов залива до просторов океана".

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В 1935 и 1936 годах пароход "Пыхьяранд" провел пробный лов у Лофотенских островов, однако руководство общества "Каландус" посчитало регулярный промысел там из-за тяжелых метеоусловий нецелесообразным.
Совершенно непредсказуемо повела себя Таллиннская таможня, нанеся обществу "Каландус" удар ниже пояса: обложила пойманную рыбу пошлиной как купленную за границей. Таким был ответ правительства на инициативу рыбаков, которых магнаты стали рассматривать как серьезных конкурентов. То же самое происходит в настоящее время, когда мы вынуждены покупать рыбу у Норвегии, вместо того, чтобы ловить самим.
В 1938 году общество "Каландус" по экономическим соображениям отказалось направить экспедицию в Атлантику, о чем появилось официальное сообщение.
И все же эстонские рыбаки совершили подвиг, вызывающий восхищение. На шлюпках, без акустических приборов, на морской "выпуклый глаз" они проводили заметы и ловили сельдь! Это были первопроходцы Северной Атлантики - пионеры кошелькового лова.
Трагична судьба капитана Якоба Лепки и его судна. В 1939 году капитан вел судно "Майа" в один из средиземноморских портов. 12 ноября он скончался от инфаркта и похоронен далеко от родины - на экзотическом острове Мальта.
Ненамного пережил своего капитана флагманский пароход "Ээстиранд", перевозивший грузы. Его морские пути-дороги закончились 24 августа 1941 года, когда он шел под командованием Б. Нельке в конвое из Таллинна в Кронштадт с 3500 мобилизованными гражданами ЭССР. Во время перехода судно было дважды атаковано немецкими самолетами у острова Кери и, получив пробоину в трюме и другие повреждения, выбросилось на юго-восточное побережье острова Прангли. При бомбежках было убито 44 человека, многие оказались за бортом, а 2762 человека сошли на берег. В послевоенный период судно было поднято, отбуксировано в Таллинн и разрезано на металлолом.
Пройдут годы, новые суда под командованием молодых капитанов придут к скалистым Лофотенским островам и будут ловить жирную и крупную норвежскую сельдь...

* * *

Так кто же они, рыбаки?
Правда о жизни рыбаков или вообще умалчивалась, или намеренно искажалась. 0 них говорили тенденциозно, с черной завистью, презрительно цедя сквозь зубы: "Рыбаки деньги получают мешками, а пьют - ведрами".
Не от большого ума такие слова. Рыбаков превратили в своеобразный жупел, которым пугали детей, их считали последними бродягами. Даже трезвого рыбака, идущего вразвалку, тело которого еще не успело адаптироваться к земным условиям, норовили отнести к потенциальным клиентам медвытрезвителя. К сожалению, эти обывательские разговоры подмочили репутацию рыбаков.
Так кто же они - пьяницы несчастные или несчастные люди, оторванные от всего земного на продолжительное время? Заявить о том, что среди рыбаков не было пьяниц вообще -- несерьезно, и вряд ли найдется смельчак, готовый взять на себя такую ответственность. Любой большой коллектив никогда не бывает идеальным, в нем обязательно найдутся особи нежелательного образа и поведения. Но теоретически рыбаков не стоит относить к разряду алкоголиков. Как известно, алкоголизм - хроническое заболевание, обусловленное систематическим употреблением спиртных напитков". По данным исследований немецкого ученого Гюнтхера, "мужчины, которые занимаются алкогольным тренингом, вынуждены пить всё больше и больше, чтоб почувствовать требуемый эффект".
Но как же рыбаку заниматься в рейсе алкогольным тренингом и каким способом "пить все больше и больше"? Необходимо иметь в виду, что разговоры о выпитых брикетах "Березовой воды" и "Тройного одеколона" сильно преувеличены, хотя и имеют под собой некоторую почву.
Всё познается в сравнении. Для определения эффективности рыбацкой пьянки проведем относительно-сравнительный анализ потребления спиртного усредненным береговым работягой и рыбаком, оторванным от берега на полгода. Представим, что рабочий средней руки позволял себе после трудового дня испить бутылочку "Солнцедара". Может ли матрос Иван Пупкин осушить 182 бутылки и сколько ему на это потребуется времени? Ведь тот же рабочий человек соображал еще и "на троих". А это за полгода еще 30 литров получается.
Рассуждения на эту тему можно продолжить, и все они будут не в пользу берегового человека, который слывет трезвенником, а рыбак - самым что ни на есть алкашом.
Моим оппонентом является собственная совесть, перед которой погрешу, написав, что среди рыбаков не было любителей выпить. За подобное утверждение на меня сами рыбаки обидятся, хоть и не до выпивки сейчас: на хлеб насущный наскрести бы... Да, были среди рыбацкого люда любители и профессионалы высочайшего класса, большие знатоки питейного дела, умевшие забурить и отвести душу, снимая послерейсовый стресс. Жаль, что некоторые забывали о том, что "Пить может всяк, знать надо только: когда и с кем, и где, и сколько".
Однажды четверо рыбаков подошли к ресторану "Европа". Дорогу им преградил тощий швейцар в ливрее: "Товарищи капитаны, местов нет". Рыбаков это заявление не смутило: один достал из кармана сторублевую купюру, снял с головы швейцара фуражку типа "спящий железнодорожник", накрыл огромную лысину купюрой и натянул фуражку на глаза стойкого стража. Войдя в полупустой ресторан, этот рыбак позвал официанта: "Половой, принеси мне, милейший, тринадцать рюмок водки". Когда заказ был выполнен, рыбак сказал:
- А теперь, милейший, забери первую и последнюю и выпей за мое здоровье.
- Почему именно первую и последнюю? - спросил изумленный официант.
- Первая плохо идет, а последняя всегда лишняя, - последовал ответ.
Случалось, жены по ресторанам разыскивали своих загулявших мужей. Однако это не дает никому права утверждать, что все рыбаки были пьяницами. Среди тружеников моря были тысячи скромных работяг, честно зарабатывавших свой горький хлеб - интеллигентные и образованные люди.
Теперь попытаемся развеять миф о мешках с рыбацкими деньгами. В 1961 году после денежной реформы осуществили очередное упорядочение заработной платы плавсостава, в соответствии с которым была введена сдельно-премиальная система. На судах типа СРТ и СРТ-Р установили такие оклады (в рублях): капитан -- 185, старший помощник - 150, второй помощник - 135, третий помощник -- 105, матрос 1 класса - 82.
В Северной Атлантике существовал добавочный районный коэффициент 0,8 плюс 15 процентов за переработанное время в море. При выполнении плана - премия 40 процентов. За время работы в порту рыбаки получали 70 процентов должностного оклада. Поэтому представляется, что разговоры о мешках с деньгами также сильно преувеличены.
Суровый быт, тяжелый физический труд, жестокие шторма и отдаленность от всего земного давили на психику. От психической усталости лучшим лекарством являлся здоровый рыбацкий смех, от которого иногда казалось, что корпус судна начинал вибрировать, как от ударов тяжелых океанских волн. Ведь трактаты о пользе смеха написаны еще две тысячи лет назад.
Известно также, что больше всех любят розыгрыши, интересные байки и невероятные приключения люди искусства и моряки. Самым крупным мастером розыгрышей считается композитор Никита Богословский, а лидером московских асов по байкам - актер Лев Дуров.
На флоте нельзя установить пофамильно гроссмейстеров этого жанра, но беру на себя ответственность заявить, что на каждом судне были свои специалисты. Интересно отметить: ни в одной кают-компании, ни в одном матросском кубрике не рассказывали "выдуманных" историй, а "правду и только правду". И все разговоры, особенно к концу продолжительного рейса, неисповедимым путем приводили к темам о женщинах, о них не всегда говорили лестно, и это очень нравилось молодым холостякам, с наслаждением наблюдавшим, как дергались женатики, будто им яйца в слесарных тисках зажали.
В матросских кубриках рассказывали много интересных историй, например, о Екатерине Великой как о женщине с неуёмным сексуальным аппетитом, об её любовных утехах. Горячо оспаривался слух, что она оставалась девственницей, будучи замужем. Многое слышали стены кают и кубриков такого, чего императрица сама, возможно, о себе не знала. На рыбацких посиделках иногда устраивались и диспуты на тему женской неверности, обсуждался, например, вопрос, почему жена профессора изменяет ему со слесарем.
Однако это не исключало иных тем. Каждый волен был рассказывать, что умел и что хотел. У всех беседующих -- равные права, без льгот и ограничений.
Говоря о тяжелом рыбацком труде, было бы несправедливо утверждать, что он -- только удел мужчин. На краборыбоконсервных заводах основную часть команды составляли женщины. На "Краболове-5", сохраненном сейчас как реликвия, проходила плавательную практику легендарная Анна Ивановна Щетинина. Даже на СРТ в некоторых должностях плавали женщины. Вместе с мужиками делили они тяготы рыбацкой жизни...
Со временем рос флот, выдвигались люди. Рыболовный флот Эстонии воспитал славную плеяду капитанов-промысловиков, последователей рыбаков экспедиции Якоба Лепки. Многие золотыми буквами вписали свои имена в историю рыболовства республики. Вот некоторые из них: Иван Areев, Сергей Башкатов, Георгий Белогорцев, Юрий Дергунов, Всеволод Заботин, Анатолий Карнаухов, Николай Леонтьев, Георгий Мамренко, Алексей Нарышкин, Виталий Нечитайло, Вайно Ноор, Хенн Ноор, Вольдемар Пикат, Павел Писарев, Владимир Плешаков, Лео Сангель, Виктор Сериков, Юрий Скучалин, Олег Спирин, Лембит Сонг, Владимир Сусский, Фридрих Тамм, Сергей Хорохонов... О тех, кого знал близко, расскажу дальше подробнее.


СТАНОВЛЕНИЕ

Еще до второй мировой войны ученые исследовали запасы сельди Норвежского моря, но для эстонских рыбаков оно стало районом постоянного промысла только с появлением судов экспедиционного лова. Первым таким судном являлся СРТ (средний рыболовный траулер), он строился на крупнейшем в Европе предприятии "Фольксверфь-Штральзунд" с 1948 года. СРТ имел стальной клепаный корпус, кормовое расположение двигателя мощностью в 300 л.с. и надстройки. Носовая часть судна была свободна для проведения операций с орудиями лова и размещения промысловых механизмов. Судно оборудовали для работы с дрифтерными сетями и тралом. Для ведения дрифтерного лова СРТ имел электрический шпиль, представляющий из себя вертикальную однобарабанную лебедку с электроприводом. Для работы с тралом имелась траловая лебедка.
Никакого технологического оборудования на судне не было, его в рейсе заменяли руки рыбмастера - "рыбкина". Холодильная установка также отсутствовала. В носу располагался шестиместный матросский кубрик - "гадюшник", в корме - крохотные одно- и двухместные каюты комсостава, салон, умывальник, душевая, камбуз, отапливаемый каменным углем, и гальюн типа "толчок".
Со временем произошли некоторые изменения: появился рол, представляющий из себя полый металлический цилиндр диаметром 325 мм, длиной 2220 мм и массой 360 кг, который способствовал выборке сетей и уменьшал их истирание о борт. Рол был установлен с правого борта над фальшбортом. Появилась машина для вытрясывания рыбы из сетей (сететряска). Сеть пропускалась через направляющую -- трясун, совершавший 160 колебаний в минуту, благодаря чему рыба выскальзывала из ячеек и падала на палубу.
Мощность главного двигателя была доведена до 400 л.с. Корпус стал сварным.
Пополнение флота судами типа СРТ позволило начать освоение промысла сельди в Северном и Норвежском морях. В 1949 году в СССР начался океанический экспедиционный лов сельди дрифтерными сетями. Из Мурманска и Калининграда вышли СРТ и плавбазы "Тунгус" и "Омега". Это была первая Исландская экспедиция для лова сельди сетями.
На широких просторах Норвежского моря от острова Ян-Майен до скалистой гряды Лофотенских островов начался промысел селедки. И пусть простят рыбаки-ветераны автору техническое отступление по промысловому делу, специально предназначенное для читателя, никогда в жизни не слышавшего о дрифтерном лове.
Это - дрейф судна с системой сетей под действием морских течений. Один из важнейших видов рыболовства, он обеспечивал добычу ценной породы рыбы и имел огромное значение для страны. Со временем дрифтерный лов занял второе место после тралового и обеспечивал, благодаря освоению Северной Атлантики, 12 процентов всей добычи рыбы.
Дрифтерный лов трудоёмок, однако при малой концентрации рыбы наиболее эффективен, так как позволяет охватывать большие площади. Сеть для него представляла собой прямоугольное полотно, посаженное на верхней и нижней подборах из сизаля (растительные тросы). Для прочности полотно по краям прошивалось более толстыми нитками. Размеры сетки в Атлантике -- 30 метров длиной и 12 метров высотой с ячеей 24-32 мм. Вначале сети были из хлопчатобумажной нити, позднее - из капроновой.
Сети компоновали в порядок, основой которого служил вожак - растительный трос окружностью 150 мм, к нему с помощью вожаковых поводцов длиной 10 метров и окружностью 65 мм привязывались сети, а к ним - буи, изготовленные из прорезиненной ткани и привязанные на поводцах. Горизонт порядка регулировался длиной буйковых поводцов.
На буи черной краской наносили номер судна, а концевой буй, означающий окончание порядка, ярко раскрашивался или на него рисовали огромную фигу. Когда удавалось поймать оранжевого цвета иностранный буй, его привязывали на конец порядка.
Порядок крепился к судну стальным стояночным вожаком длиной 200-250 метров. В месте соединения стального вожака с растительным привязывали двойные буи, называемые "яйцами". Количество сетей зависело от промысловой обстановки, погодных условий и объективных факторов. В порядке бывало по 100-110 сеток, а случалось и по 150!
Процесс дрифтерного лова разделялся на циклы: поиск, выметка, дрейф на сетях, выборка сетей с одновременной подготовкой к очередной выметке, обработка улова и уборка его в трюм.
Найдя рыбу, капитан принимал решение о выметке и объявлял аврал. Судно включало рыболовные огни, разворачивалось по ветру и подавалась команда: "Пошел буй!". Выметка производилась на малом ходу, а последние сети уходили по инерции при остановленном двигателе. Судно разворачивалось и выходило на вожак.
Выметка сетей - самый короткий, но и самый ответственный процесс для капитана, который должен сделать правильные расчеты, чтоб "положить" сети на обнаруженный косяк. При выметке капитан должен проявить спокойствие, выдержку и умение рисковать. Ничто не могло служить потом оправданием поспешных действий капитана и его просчетов. В случае неудачного замета мужики будут бросать на мостик укоризненные взгляды и ворчать: "Капитан пополоскал сети".
Наиболее спокойный этап дрифтерного лова -- дрейф на сетях, когда рыбаки, закончив все палубные работы по подготовке тары к последующей выборке, могли отдохнуть, а вахтенные штурмана бдительно следили за тем, чтоб не передрейфовать через чужой порядок или в плохую погоду не потерять свой, что в промысловой практике случалось. Тогда, выбрав сиротливо болтающиеся "яйца", начинали поиск утерянного порядка. Бывало, находили... чужой и не находили своего, который успевал выбрать кто-то другой. Всякое случалось.
Дрейф обычно продолжался около 12 часов. Находясь продолжительное время в воде, порядок вылавливал не только густые косяки, но и разреженные и даже единичные экземпляры.
Самый трудоемкий процесс дрифтерного лова - выборка сетей, продолжительность которой зависела от количества рыбы в сетях и, конечно же, от погодных условий. Выбирая шпилем вожак и подрабатывая машиной, держа судно строго против ветра, вытягивали сети со скоростью 15 метров в минуту. Создавалось впечатление, будто судно с помощью шпиля подтягивало к борту сети, хотя фактически судно тянулось к дрейфующему порядку.
Вожак подавался к шпилю с правого борта, сбегающий конец укладывался на палубу, сети - на левый борт, а буи отвязывались и складывались в специально изготовленный перед рубкой "курятник".
При уловах на сетку свыше 500 килограммов скорость выборки снижалась до пяти метров в минуту. Тогда практически вся команда выходила на палубу. Капитан выбирал сети, старший механик стоял на реверсах в машине, только кок на своем посту, все остальные - на палубе, и каждому находилось дело.
При очень хорошем улове выборку приходилось приостанавливать, чтоб освободить палубу от рыбы, в которой по пояс стояли люди, убрать в трюм бочки с рыбой и покурить. Отделив выбранные сети, вытравливали вожак и продолжали дрейф на сетях. Приостановку выборки сетей рыбаки называли "обрезанием".
Из промысловой практики известны случаи, когда сети выбирали трое суток подряд, при этом самые сильные и выносливые мужики засыпали стоя или валились от усталости лицом в рыбу. Кто сам выбирал сети, тот знает, кому не довелось - пусть поверит автору на слово: тяжек рыбацкий труд, иногда не было сил стянуть с ног тяжелые сапоги...
Первые четыре СРТ в 1954 году получила Пярнуская база Госморлова. А на конец того года их было восемь единиц.

Скупые строки министерского приказа возвращают в лето 1955 года, когда было принято решение о направлении двух СРТ на промысел сельди в Северную Атлантику:
а) окончить подготовительные работы к выходу судов СРТ 4244 и 4250 к 20 мая с.г. и направить указанные суда на промысел 23 мая с.г.;
б) включить СРТ 4244 и 4250 в состав отряда сельдяной экспедиции Минрыбхоза Литовской ССР..."

Капитаном СРТ 4244 был назначен потомственный рыбак Вайно Ноор. Он родился на острове Муху в деревне Когува. Его отец был моряком, по стопам которого пошел юноша, поступив в Таллиннский рыбопромышленный техникум. После окончания техникума в 1951 году В.Ноор работал на мурманских судах штурманом и капитаном.
На СРТ 4250 (" полтинник", как его называли) капитаном утвердили Всеволода Старостенко. Он окончил Таллиннское мореходное училище ММФ в 1949 году и плавал в Эстонском морском пароходстве 'старшим помощником.
У народного писателя Эстонской ССР Юхана Смуула есть такие строки:

Свет занялся окончилось ненастье,
Взлетай, орленок, и смелей держись!
Перед тобой весь мир распахнут настежь:
Как в отчий дом, входи в большую жизнь!

Была у поэта сокровенная мечта - попасть в открытое море, и свою мечту он осуществил, выйдя в рейс на СРТ 4244, устроившись на узком диване в каюте капитана-земляка.
Общественность республики проявила огромный интерес к предстоящему рейсу, а неутомимые газетчики основательно поработали над темой и, как всегда в подобных случаях, изрядно переборщили. Не обошлось без авторской фантазии: "Косяки сельди в Атлантике достигают нескольких десятков миль" или "Суда, на которых выходят рыбаки в море, оборудованы по последнему слову техники"... Не будем строги, ведь СРТ действительно был вполне современным для той поры судном.


""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


3 июня в 22.00 капитан Вайно Ноор скомандовал: "Отдать концы!". СРТ чихнул трехсотсильным двигателем, выпустил шапку черного дыма и запыхтел навстречу жестоким штормам и плотным туманам. Рейсовым заданием предусматривалось выловить 2750 центнеров сельди.
Старшим помощником в рейс вышел В.Г.Сиверцев, вторым помощником Ильмар Яска, третьим - Рейн Тихане. Машинную команду возглавил И.Ф.Славицкий, второй механик- Юрий Шабунин, третий -- Василий Трофимов. В состав экипажа был включен мастер-наставник Иван Демин. Боцманом пошел вчерашний выпускник Таллиннского мореходного училища Юрий Скучалин, а его товарищ по мореходке Александр Лаборь - матросом.
27 июня в 20.00 в Северную Атлантику также вышел CPT 4250, а 16 июля -- СРТ 4259 под командованием В.Н.Заботина. Старшим помощником здесь был выпускник Таллиннского мореходного училища Владимир Петер, а боцманом - сдавший за один день четыре экзамена в техникуме Пеэтер Веллемаа.
Юхан Смуул пробыл на СРТ 4244 шесть недель, затем пересел на клайпедский СРТ 497 и вернулся в порт. В память о пребывании в Атлантике он написал книжку "Мурка-моряк" о псе, побывавшем в рейсе, и о тяжелом рыбацком труде, а также полное доброго юмора письмо с Норвежского моря "Удивительные приключения мухумцев на празднике песни". В капитанской каюте СРТ 4244 написаны нежные слова о любви к морю:

Дом железный -- в качке неустанной.
Лаг считает мили за кормой.
Ты, любовь, как берег мой желанный,
Далека - и все-таки со мной.
В этой шири солнцу нет покоя,
Будто ночь от нас ушла навечно,
Летний день остался за кормою.
День стоит прохладный, бесконечный.

В конце августа 1955 года в республику прибыли две группы выпускников Таганрогской мореходки, основная часть которых уехала в Пярну, а семеро остались в Таллинне, среди которых - будущие капитаны Сергей Башкатов, Артур Симонов, Виктор Субботкин и Валентин Токмаков.
Сергей Федосеевич Башкатов прославился на СРТ-Р 9080 "Лайне" на кошельковом лове. Удостоен почетного звания "Заслуженный рыбак Эстонской ССР". Умер, забытый и заброшенный всеми.
Первым судном для Артура Симонова стал СРТ 4291, на котором он вышел матросом, но перед выходом пришлось пережить много бюрократических препон, учитывая, что ему не исполнилось еще 18 лет. Артур Михайлович Симонов стал капитаном судов типа СРТ-Р. Сейчас на пенсии.
С детских лет мечтал Витя Субботкин быть капитаном большого парохода. Его первым судном в 1956 году стал СРТ 4291. Сложный путь прошел он на флоте -- от матроса СРТ до капитан-директора супертраулера. Он рос вместе с флотом: матрос, штурман на СРТ, на плавбазах "Украина" и "Йоханнес Варес", затем - учеба и должность капитана на СРТ. Виктор Александрович Субботкин командовал своим первым СРТ 4291 в его последнем промысловом рейсе, когда силы у ветерана-судна были уже на исходе. Но экипаж во главе с капитаном приложил все знания и опыт - рейсовое задание было выполнено на 143 процента. А после исключения судна из реестра действующего флота В.А.Субботкин отвел его туда, откуда не возвращаются: на слом в Гамбург. Для капитана это был самый тяжелый рейс-прощание с частью своей молодости.
...Последний подъём флага. На юте выстроился малочисленный экипаж. Капитан рассказал о верной рыбацкой службе судна. И вот наступает минута прощания, дрожащим от волнения голосом капитан командует: "Флаг спустить!"... До сих пор, уже на пенсии, как реликвию хранит он этот флаг.
Валентин Егорович Токмаков командовал судами типа СРТ и СРТ-Р, с ноября 1964 года был капитан-наставником экспедиции. Работал за границей и в портофлоте рыбного порта. Ныне пенсионер.
А СРТ 4244 в октябре 1955 года вернулся в порт, выловив за рейс 320 тонн сельди. По-разному сложились дальнейшие судьбы участников первой экспедиции. Многие из них долгие годы верно служили морю, некоторые по состоянию здоровья ушли на берег, и немало, к сожалению, есть ушедших из жизни.
Капитан Вайно Ноор продолжал командовать судами типа СРТ и СРТ-Р. Ему одному из первых было присвоено звание "Заслуженный рыбак Эстонской ССР". Потомственный моряк скончался в год 45-й годовщины своей экспедиции на СРТ 4244 в Атлантику.
В,Ф.Старостенко был капитаном Таллиннского рыбного порта, начальником портофлота и заместителем начальника этого порта. Сейчас на пенсии и занимается пчеловодством.
В.Н.Заботин командовал судами СРТ-Р, плавбазой "Ян Анвельт" и БМРТ. Умер.
В.В. Витязев станет капитаном СРТ, СРТ-Р и производственного рефрижератора "Буревестник". Трагически погиб.
В.Э.Петер командовал промысловыми судами, а с февраля 1962 года - рефрижератором "Альбатрос". В январе 1963 года будет назначен капитан-директором плавбазы "Йоханнес Варес", на которой умрет в море.
Механики Ф.Г.Колесник, И.Ф.Славицкий, Ю.Д.Шабунин и Г.Н.Черепанов на протяжении многих лет работали на промысловых судах.
Боцман Юрий Скучалин станет капитаном и прославится на СРТ 4479. В феврале 1962 года будет назначен старшим помощником, а в июле 1964 года капитан-директором производственного рефрижератора "Альбатрос". Это единственное судно рыбопромыслового флота Эстонии, посетившее Австралию. Уйдя по состоянию здоровья из плавсостава, Юрий Фотиевич Скучалин был главным штурманом Таллиннской базы рефрижераторного флота. Скоропостижно умер.
Боцман Пеэтер Веллемаа в 1964 году станет капитаном СРТ-Р. Поныне в строю, обучая молодежь премудростям судовождения.
Матрос первого класса Александр Лаборь через три года станет капитаном СРТ, а Илья Побигач - известным мастером добычи.
Матрос второго класса Вячеслав Гайдук был однокашником автора в мореходном училище, которое окончил с отличием. Уже будучи старшим помощником капитана, трагически погиб.
Труженик-мореход СРТ 4244 оставался в рабочем строю вплоть до 1969 года. За годы службы в море экипажи "сорок четвертого" выловили около ста тысяч центнеров рыбы. Капитанами здесь были В. Петер, В.Прудцев, Л.Сангель, М.Сарапулов. А. Площадный. В свой первый капитанский рейс повел СРТ 4244 и Виктор Сериков, ставший "Заслуженным рыбаком Эстонской ССР". О некоторых славных рыцарях Атлантики расскажу далее.
На собрании 15 апреля 1956 года в Таллинне министр рыбной промышленности П.Анисимов сказал: "Событием в жизни эстонских рыбаков является то, что в 1955 году мы впервые вышли на экспедиционный лов сельди в Атлантику. Коллективы наших первых судов там, я бы сказал, держали за нас экзамен - быть или не быть, развиваться дальше или не развиваться экспедиционному лову нашей республики. Они этот экзамен выдержали. Все суда выполнили рейсовые задания.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!